Главная > Эпистолярий > Алфавитный указатель переписки

Маршак С. Собрание сочинений в 8 томах.
Т. 8. - М.: Художественная литература, 1972.


Письмо С.Я. Маршака
кружку "Юных историков"
при музее А.М. Горького

Письмо № 345, с. 424-427.

Москва, 16 мая 1962 г.

Дорогие друзья,

Мне сообщил директор Музея Горького, Мстислав Борисович Козьмин, что Вы, юные историки, заняты изучением биографии Алексея Максимовича, в частности, того периода его жизни, который связан с Москвой.

Я очень рад этому и хотел бы сказать Вам несколько слов о том, какие требования предъявлял Горький к людям Вашего возраста и чего он ждал от них.

Всю свою жизнь - еще с молодых лет - Алексей Максимович принимал близко к сердцу судьбы детей, писал в газетах горячие статьи о ребятах, которым был закрыт доступ в школы, о подростках, изувеченных машиной на заводе. Он устраивал для детей рабочих окраин елку, заботился о том, чтобы у них были коньки, посылал в деревни альбомы, которые знакомили крестьянских ребят с нашей и другими странами, с видами городов, с жизнью людей во всем мире.

Мне лично довелось быть в числе тех юношей, в судьбе которых Горький принял деятельное участие. Я жил и учился в то время в Петербурге - в нынешнем Ленинграде. Климат мне был вреден, я много болел, и врачи советовали отправить меня на юг, в Крым. Алексей Максимович, которого я встретил летом 1904 года у художественного критика В.В. Стасова, добился моего перевода в Ялтинскую гимназию, поселил меня в своей семье, живейшим образом интересовался моими первыми литературными опытами и школьными занятиями.

Спустя много лет я снова встретился с ним. Было это в конце двадцатых годов. Еще находясь в Италии, в Сорренто, он пристально и внимательно следил за деятельностью редакции, которой я руководил. Это была редакция детской и юношеской литературы.

В письме ко мне Горький говорил о книгах, только что выпущенных нашей редакцией, о таких писателях и художниках, как Борис Житков, Виталий Бианки, художник В.В. Лебедев. Писал он и о моих книгах1.

С тех пор (с 1928 года) мое дружеское общение с ним не прерывалось до самых его последних дней. Меня связывало с ним не только давнее знакомство, но и многие общие интересы и начинания.

Литературе для детей и юношества Горький придавал первостепенное значение.

В 1930 году он поместил в "Правде" несколько статей2, защищая нашу - тогда еще молодую - детскую литературу от педантов, старавшихся ее засушить, вытравить в ней поэтическую фантазию и юмор. Перед писателями он развернул в этих статьях целую программу, предложил им множество увлекательных тем для новых книг.

В своем письме, напечатанном в той же газете3, он обратился к ребятам всего Советского Союза с вопросом, какие книги они читают и какие хотели бы почитать. В ответ посыпались письма со всех концов страны. Когда их накопилось множество, Горький попросил меня ответить за него в "Правде" и предпослал моему ответу4, занявшему чуть ли не целую газетную полосу, несколько теплых и добрых слов5. Он писал ребятам, что новое издательство детской литературы (Детгиз) знает теперь, чего хотят ребята, и постарается осуществить их пожелания.

Много раз во время наших бесед Алексей Максимович перебирал в памяти книжки, которые следовало бы переиздать для детей и подростков, с увлечением придумывал новые темы для целых серий книг, которые воспитывали бы строителей новой жизни.

Горький считал, что прежде всего мы должны развивать в детях и юношах чувство ответственности за свои поступки. Он верил в их силы и предъявлял к ним строгие требования. Помню, какую гневную отповедь дал он пензенскому школьнику, приславшему ему восторженное письмо, полное чудовищных грамматических ошибок.

Всячески поощрял Алексей Максимович желание своих юных корреспондентов взяться за какую-нибудь ответственную задачу - например, написать историю родного города.

Как рад он был, когда такое намерение высказали в письме к нему школьники Игарки, которые были старше своего города и своими глазами видели, как этот город рос и развивался.

Горький ответил ребятам без малейшего промедления6. Он горячо поддержал их замысел и, желая ободрить юных авторов, рассказал им, какие замечательные края нашей страны откроются перед ними, когда они вырастут и вступят в жизнь.

В заключенье Алексей Максимович обещал школьникам Заполярья проредактировать вместе со мною их книгу, когда она будет готова7.

Я представляю себе, как приветливо, как сердечно встретил бы он Вас, юные историки, собравшиеся в этом доме.

Не случайно Вы находитесь сегодня в Музее Горького. Алексей Максимович как бы незримо присутствует здесь, среди Вас.

От души желаю Вам успеха в работе!

Ваш С. Маршак

______________

1. Письмо А.М. Горького к С.Я. Маршаку от 21 марта 1927 года (см. в кн.: М. Горький, О детской литературе, 3-е изд., "Детская литература", М. 1968, стр. 177).  ↑ 

2. Статьи А.М. Горького "Человек, уши которого заткнуты ватой. К дискуссии о детской книге" ("Правда", 1930, № 19, 19 января) и "О безответственных людях и о детской книге наших дней" ("Правда", 1930, № 68, 10 марта).  ↑ 

3. М. Горький, Обращение к пионерам СССР. - "Правда", 1933, № 192, 14 июля (см. в кн.: М. Горький, О детской литературе, М. 1968, стр. 229).  ↑ 

4. С. Маршак, Дети отвечают Горькому. - "Правда", 1934, № 135, 18 мая (см. т. 7 наст. изд.).  ↑ 

5. М. Горький, Пионерам. - "Правда", 1934, № 135, 18 мая (см. в кн.: М. Горький, О детской литературе, М. 1968, стр. 230).  ↑ 

6. М. Горький, Двум тысячам пионерам заполярного города Игарки. - "Комсомольская правда", 1936, № 16, 20 января (см. в кн.: М. Горький, Собрание сочинений в 30-ти томах, Гослитиздат, т. 30, М. 1955, стр.422).  ↑ 

7. Книга была написана по плану, предложенному А.М. Горьким, и издана после его смерти под названием "Мы из Игарки" (Детиздат, М. - Л. 1938). В редактировании книги принял участие С.Я. Маршак.  ↑ 

Система Orphus
При использовании материалов обязательна
активная ссылка на сайт http://s-marshak.ru/
Яндекс.Метрика