Главная > О Маршаке

И. Куценко. С.Я. Маршак в Краснодаре -
Краснодар, 1997. С. 144-148.
Публикуется с любезного разрешения автора.

И. Куценко

В Екатеринодаре
Источники для изучения

Творчество Самуила Яковлевича в это время неразрывно связано с газетой "Утро Юга". Поэтому попытаемся пообстоятельней проанализировать материалы этого издания.

В Краснодарском краевом государственном архиве хранится около трехсот номеров "Утра Юга". Первый из имеющихся номер 2-й датирован субботой 24 ноября (7 декабря) 1918 года, последний - пятницей 21 февраля 1920 года. Третьего номера не сохранилось, 4-й датирован 27 ноября (10 декабря). Первый номер вышел 23 ноября 1918 (см. с. 152). В 1919 году газета, кроме очередного, давала "сквозной" номер. Так, последним за 1919 год является номер 189-317 за 31 декабря. В 1920 году вышло 49 номеров. В них второго, суммарного номера, не ставилось1.

Тремя небольшими подшивками "Утра Юга", содержащих несколько десятков разрозненных номеров газеты, располагает Российская государственная библиотека (бывшая Государственная библиотека СССР имени В.И. Ленина). Они дополняют краснодарскую коллекцию, так как имеют последние номера за февраль-март 1920 года. Здесь мной были найдены последние екатеринодарскис стихи Самуила Яковлевича - "Маленькая поэма" и "Карнавал". Единственный номер "Утра Юга" есть в краснодарской краевой библиотеке имени А.С. Пушкина.

Таким образом, мы имели возможность ознакомиться с большинством номеров "Утра Юга". Кроме того к исследованию были привлечены другие периодические издания, выходившие на Кубани и Дону в 1917-1920 годах.

Особое значение как источник имеет фонд С.Я. Маршака Отдела рукописей Российской национальной библиотеки в С.-Петербурге (бывшей Государственной публичной библиотеки им. М.Е. Салтыкова-Щедрина). В нем хранится толстый альбом в темном коленкоровом переплете форматом в лист ученической тетради, на страницах которого, часто с обеих сторон, наклеено более 160 вырезок из газет и журналов со стихами и статьями С.Я. Маршака. Вела его София Михайловна Маршак с 1911 до 1923 года. В альбоме собраны многие ранние произведения, в их числе - около 120 стихотворений, написанных Самуилом Яковлевичем в Екатеринодаре. На вырезках (к сожалению, не на всех) сделаны пометки чернилами и карандашами, сообщающие названия изданий, в которых печатались стихи, и даты публикаций. Некоторые надписи сделались неразличимыми: не могут не сказываться минувшие годы. Этот альбом - дошедшее до нас яркое свидетельство любви и преданности спутницы жизни С.Я. Маршака, которая подарила ему большоe, настоящее счастье. В бурное, тяжелое время, выпавшее им, она жила его интересами, верила в его талант, трогательно помогала ему.

Видимо, альбом стал формироваться в Питере. Не исключено, что со своими хозяевами он побывал в Англии. София Михайловна продолжала его на Кубани, привезла в Петроград. Здесь С.Я. Маршак отдал его Д.Н. Ефимову, своему другу.

Кем-то, вероятно Ефимовым, позднее на оборот обложки наклеена хорошо сохранившаяся фотография прекрасной, интеллигентной семьи: молодой красавицы Софии Михайловны, Самуила Яковлевича с чудесным белокурым мальчиком - пяти- или шестилетним сыном Иммануэлем. Фотография отпечатана на бумаге коричневого тона, распространенной в 20-е годы в питерских фотоателье. Грустно рассматривать этот снимок знающему судьбу его персонажей. Можно ли было тогда, в 20-х, предположить, что сын Самуила Яковлевича (ставший известным специалистом своей отрасли, писателем и переводчиком, популяризатором творчества отца) умрет от тяжкой, неизлечимой болезни?..

В альбом вложено два письма Ефимова. Вот что говорится в одном из них: "В 1922 г. Самуил Яковлевич Маршак приехал в Ленинград, чтобы жить здесь постоянно. С женой моей Александрой Александровной мы помогли ему найти квартиру. Они поселились в том же доме, где жили и мы, в школьном доме на Потемкинской улице, стена о стену. Мы встречались ежедневно. Здесь он подарил мне собрание своих ранних произведений, бережно сохранявшихся его женой Софьей Михайловной. В это время начался отход его от работы в газетах. Это видно было и по тому, что он не обращал внимания на произведения, собранные в этой большой тетради, не ценил ее. Мне казалось, что их, эти ранние произведения, надо сохранять от их автора, и я обещал это ему. За много десятилетий он ни разу не напомнил мне о них. Они не понадобились ему ни разу. Так они и сохранились. Мое обещание оказалось выполненным.

Без этой большой тетради нельзя составить литературной биографии Маршака... Д.Н.".

В другом письме неизвестному нам адресату, возможно, брату Софии Михайловны, датированном 2 октября 1960 года, Ефимов развивал свои представления: "Одним из признаков близкого расцвета его творчества был полный отход от газетной злободневной работы. Как мне кажется, этот отход и создал простор, необходимый для его монументального творчества.

В эти годы (середина двадцатых годов) Софья Михайловна Маршак закончила собирание всех почти, начиная с детства и позже напечатанных его произведений предшествующего периода. Эти мелкие произведения напоминали то, что было написано Некрасовым, когда он писал для театра водевильные куплеты. Так же как у Некрасова, у Маршака в эти годы создавалась и совершенствовалась изумительная версификаторская техника. Большие замыслы еще не появились и не подчинили себе всего творчества, но оружие для их создания выковывалось. Напоминают эти годы и Чехова периода "Будильника". Эти произведения, наполнившие большой том, важны не столько для характеристики Маршака, столько той среды, в которой созревало его творчество.

Самуил Яковлевич подарил мне этот том и в течение около 50 лет ни разу в наших беседах и при встречах не возвращался к нему, как будто забыл о нем. Но монография о жизни и творчестве Маршака не может быть написана без разнообразного содержания этого тома.

К счастью, он у меня сохранился, несмотря на опасность утраты, особенно в тяжкие годы эвакуации, когда мы встретились с Вами в Новосибирске, дорогой Лев Михайлович".

Приведенные строки - памятник верности и дружбы. Вывезти альбом из блокадного Ленинграда в числе немногих самых дорогих вещей, уложенных в чемодан или вещмешок, было не просто. Не просто было и сохранить его. Ефимов отдавал себе отчет в важности для будущего оказавшихся у него материалов. Он по праву является самым первым исследователем творчества Маршака, хотя и не оставил публикаций о нем. Ефимовым составлен список кубанских стихов с учетом хронологии их появления в печати.

Сегодня можно возразить: Маршак отошел от газетной работы вовсе не из-за стремления "создать простор" для творчества. Как мы увидим, причины его отказа от газетной публицистики были несколько иными. Их продиктовали прежде всего обстоятельства политические. А с тем, что кубанские стихи важны и прежде всего помогают представить окружавшую поэта действительность, не согласиться нельзя.

Ефимов передал в "Салтыковку" также первый сборник стихов Маршака - "Д-р Фрикен. Сатиры и эпиграммы", опубликованный в Екатеринодаре в 1919 году. О его выходе известно давно, но о содержании не писалось никогда. Теперь ясно почему: в нем есть стихи резкого антисоветского звучания. Сборник считался утраченным безвозвратно.

Важную информацией иную нагрузку несет сделанное на второй странице тоненькой книжки стихов шутливое дарственное посвящение:

"Подражание Пушкину
Какое хочешь имя дай
Своей газете полудикой.
Зови ее "Большой" иль "Малой"... Но "Великой"
Еe не называй!

На добрую память
Д.Н. Димитриеву
от автора
2-VII -1919 г."

Итак, Дмитриев (Ефимов) при белых жил в Екатеринодаре, был дружен с Маршаком. Далее понятно, что он работал в газете, очевидно, имевшей в своем названии слово "Великая". Ею могла быть только шульгинская "Великая Россия". Ефимов стал свидетелем большого успеха у читателей "доктора Фрикена", одним из первых увидел возможности его большого поэтического будущего. Ефимову удалось раньше, чем Маршаку, перебраться в северную столицу.

Петербургские материалы существенно дополняют выявленные ранее в краснодарском архиве и РГБ произведения С.Я. Маршака. Среди них впервые обнаружены до того остававшиеся неизвестными более 30 стихотворений. О существовании одного из них, как выяснилось, "Сказки - быль", было известно по небольшому фрагменту, сохранившемуся на оборванной части газетного листа "Утра Юга". Стихи "Несчастье Валаама", "Гибель Невского проспекта", "К оставлению Одессы", "Освободители искусства" дошли до нас лишь в сборнике "Сатиры и эпиграммы".

Альбом С.Я. Маршака был не только архивом. Отдельные стихотворения из него - "Весна" - перевод из Сароджини Найду, "Песня об окороке" перепечатывались на Кубани, приобретая в новых условиях новый, злободневный смысл. Не менее важным стало то, что по надписям, сделанным Софией Михайловной, и по списку стихов, составленному Ефимовым, можно утверждать, что С.Я. Маршак заявил о своем прибытии в Екатеринодар в середине октября 1918 года. В местной газете "Родная Земля", которую издавала группа членов разогнанного Учредительного собрания России, он поместил свои первые, написанные на юге, четыре стихотворения. Открыл их "Новый походный марш" "Нах Фатерланд" (14 октября 1918 г.).



Примечания

1. На каждом номере "Утра Юга" до 21 сентября (4 октября), № 210 (238) 1919 г. даты указаны но старому и в скобках - новому стилю. С № 211 (239) от 22 сентября 1919 г. - только по старому стилю.  ↑ 

Система Orphus
При использовании материалов обязательна
активная ссылка на сайт http://s-marshak.ru/
Яндекс.Метрика