Главная > О Маршаке

"Жизнь и творчество Маршака". - М.:
Детская литература, 1975. C. 80-90.

Мирон Левин1

Новыми путями

За выдающиеся успехи и достижения в развитии советской художественной литературы Самуил Яковлевич Маршак награжден высшей наградой страны - орденом Ленина.

Самуил Яковлевич Маршак начал писать очень рано. В одиннадцать лет он писал поэмы и переводил Горация. Переводы были для своего времени хороши. После такой ранней поэтической зрелости у Маршака был период молчания.

Печататься он начал давно, помещая стихи в альманахах, в "Стрекозе", в "Северных записках", "Сатириконе".

В детской литературе он стал известен после Октябрьской социалистической революции. Первые его книги были "Дом, который построил Джек" и "Детки в клетке".

С.Я. Маршак по-новому подошел к искусству подписи или, вернее, восстановил в этом деле лучшую традицию.

О подписях под картинками

Ребенок идет к книге, уже узнав картинку.

В детской книге художник и поэт - товарищи, сотрудники.

Искусство подписи под рисунком - это высокое искусство.

В безымянных подписях под лубочными картинками рождался русский стих. На эти подписи ссылался Тредьяковский в своем исследовании русского стиха, подготовившем путь Ломоносова.

В детской книге искусство подписи под рисунком - искусство трудное. Надо научить ребенка видеть. Надо углубить значение рисунка.

Поэт учит ребят понимать живопись. Художник помогает ребятам узнать поэзию.

Искусство краткой подписи очень трудно. Надо расшифровать рисунок, дать ему точную окраску и сохранить при этом личное отношение к теме.

Мы находим такое умение в одной из первых книжек С. Маршака - "Детки в клетке".

Дали туфельки слону.
Взял он туфельку одну
И сказал: - Нужны пошире
И не две, а все четыре.

Тут есть и покоряющее добродушие, и снисходительность, и та простоватость, в которую облекается настоящая ирония. А каждая подпись Маршака всегда немного иронична и всегда необычайно мила.

Вот строки из его последней книги "Мы военные". На рисунке изображены куклы с парашютными лямками.

Мы,
Куклы,
Часто
Падаем
И бьем
Себе
Носы.
Учиться
Прыгать
Надо нам
В свободные
Часы.

О традициях и простоте

Вот детская книга поэта - "Пожар". Впервые в стихах для детей появилась работа, действие, труд. Для тогдашней детской поэзии это было и в самом дело новостью.

Маршак описывал обыденное действие:

Начинается работа,
Отпираются ворота,
Собирается обоз,
Тянут лестницу, насос.
На порог без проволочки
Выезжают с треском бочки.

Маршак начинал там, где кончались тридцатые годы прошлого века. Александр Пушкин умел говорить о работе. Слово у него становилось делом. Стих двигался вслед за работой, и каждое слово напрягалось, как мускул.

Сын на ножки поднялся,
В дно головкой уперся,
Понатужился немножко:
- Как бы здесь на двор окошко
Нам проделать? - молвил он,
Вышиб дно и вышел вон.

У Маршака слово тоже движется вслед за работой. И это слияние слова и дела впервые показано Маршаком в книге "Пожар".

Наблюдение здесь точно, каждое слово живет, как вещь, которую оно обозначает, и благодаря искусству Маршака книга о непослушной девочке стала книгой о труде и работе.

Значение книги "Пожар" велико. В ней впервые преодолена традиция старой поэзии для детей и найдена новая тема, с которой Маршак не расстается: труд, обыкновенный, обыденный труд. Труд почтальона, библиотекаря, кузнеца. Труд плотника, переплетчика и пожарного.

После таких книжек, как "Пожар", можно читать классические стихи, читать "Сказку о царе Салтане", не изменяя дыхания.

Виктор Шкловский в одной из статей о детской литературе вспоминал о ребятах - своих современниках:

"В настоящую литературу мы входили трудно. Я без шутки скажу - труднее, чем неграмотные".

Предреволюционная детская литература говорила с читателем шепелявым языком... Ее делали люди с холодным сердцем и слабыми руками.

Для того чтобы писать просто, надо очень много знать. В основе сказки о мышонке лежит тибетская сказка. Но сказка о мышонке живет не только сюжетом, но превосходно найденной интонацией стиха, его мелодией.

Путь Маршака к фольклору шел через классиков.

Маршак уничтожил разницу вкусов, норм и традиций, разницу взглядов, представлений и качеств - разницу, которую считали границей между взрослой и детской литературой.

Маршак поднял уровень детской литературы до серьезного профессионального мастерства. Он показал, что литература для детей идет по той же дороге, что и большая литература.

Маршак расширил самое понятие "детская литература". Он показал, что в это понятие входит не только та литература, которая в старых учебниках словесности называлась "собственно изящной", а литература в самом широком и буквальном смысле этого слова: все, что написано обо всех явлениях мира и человеческой жизни.

Маршак-переводчик

Маршак перенес в русскую поэзию для детей традиции английской баллады. Едва ли не для каждого стихотворения Маршак выдумывает припев, словно стихи его - песня, которую можно спеть. Он принес в русскую поэзию юмор и динамичность английского стиха, где каждая строчка движется с неукротимой силой.

Маршак перевел веселую шотландскую балладу, - она известна нам по десяти стихам Пушкина "Воротился ночью мельник". Маршак перевел баллады "Король и пастух", "Гвоздь и подкова". Он сделал целую книжку английских песенок "Дом, который построил Джек". В 1923 году Маршак виртуозно перевел Киплинга.

Он заново открыл для нашей страны Бернса. Достаточно сравнить с работой С. Маршака старые переводы или даже работы одаренной современной переводчицы.

ЧЕСТНАЯ БЕДНОСТЬ

Щепкина-Куперник

Как?.. Бедность честная могла б
Нас придавить?.. Помилуй, боже!
Противен нам трусливый раб:
Хоть бедны, но горды мы все же.
        Да, все же и все же...
Безвестен труд наш - слова нет,
Но знатность - только штамп монет:
Их ценность - в человеке все же!
Пусть скудно мы едим и пьем,
Пусть ходим в грубой мы одеже:
Дурак - в шелках, а плут - с вином...
Но люди - это люди все же!
        Да, все же и все же.
Нас мишурой не обмануть:
Кто честен, тот хоть нищим будь,
Среди людей король он все же!
Вот гордый лорд на всех глядит
С такой надутой, важной рожей...
За ним восторженный синклит, -
А он дурак набитый все же!
        Да, все же и все же.
Все ленты, звезды, ордена, -
Как эта выставка смешна
Тому, кто независим все же!
Король решит - и произвесть
Любого может он в вельможи.
Создать же истинную честь
И сам король не в силах все же!
        Да, все же и все же.
Что значат ранги и чины!
Насколько больше есть цены
В уме и благородстве все же!
Итак, в душе надежда есть:
Мечту мою исполни, боже,
Чтоб в целом мире ум и честь
Победу одержали все же!
        Да, все же и все же, -
Наступит тот счастливый век,
Что человеку человек
И вправду братом будет все же!

Маршак

Кто честной бедности своей
Стыдится и все прочее,
Тот самый жалкий из людей,
Трусливый раб и прочее.
        При всем при том,
        При всем при том,
        Пускай бедны мы с вами,
        Богатство -
        Штамп на золотом,
        А золотой -
        Мы сами!
Мы хлеб едим и воду пьем,
Мы укрываемся тряпьем
И все такое прочее.
А между тем дурак и плут
Одеты в шелк и вина пьют
И все такое прочее.
        При всем при том,
        При всем при том,
        Судите не по платью.
        Кто честным кормится трудом, -
        Таких зову я знатью.
Вот этот хлыщ - природный лорд,
Ему должны мы кланяться.
Но пусть он чопорен и горд,
Бревно бревном останется!
        При всем при том,
        При всем при том,
        Хоть весь он в позументах, -
        Бревно останется бревном
        И в орденах и в лентах!
Король лакея своего
Назначит генералом.
Но он не может никого
Назначить честным малым.
        При всем при том,
        При всем при том,
        Награды, лесть
        И прочее
        Не заменяют
        Ум и честь
        И все такое прочее!
Настанет день и час пробьет,
Когда уму и чести
На всей земле придет черед
Стоять на первом месте.
        При всем при том,
        При всем при том,
        Могу вам предсказать я,
        Что будет день,
        Когда кругом
        Все люди станут братья!

В чем же отгадка этого замечательного искусства?

В том, вероятно, что стихи Маршака стихи не личные. Это самое необыкновенное, что можно сказать о поэте. Поэзия Маршака не лична во флоберовском понимании этого слова2. Легко узнать поэтический голос Маршака. Но почти невозможно застать Маршака-человека присутствующим в собственном стихотворении. Это - редкость в литературе, но это свойство фольклора.

Что именно переводит Маршак? Вот лежит его сборник "Дом, который построил Джек". Здесь пятнадцать английских песенок и стихов. За что ни возьмись - каждая фольклор.

Вот восточная народная сказка "Прогулка на осле", норвежская народная сказка "Сундук", монгольская народная сказка "Отчего кошку назвали кошкой". И всюду - перевод С. Маршака.

Детская литература должна строиться где-то на пересечении фольклора и литературы. Найти точку пересечения очень трудно.

Маршак это умеет делать. Он превращает фольклор другого народа в стихотворение, понятное советскому ребенку.

Взаимоотношения фольклора и искусства литературы вообще очень сложны. Высокая литература питается фольклором, как музыка Глинки - народными мелодиями.

Сам Бернс - это шотландский фольклор, вошедший в английскую литературу.

О прозе

С. Маршак работает сейчас над прозаическими вещами. Он пишет автобиографическую повесть, очень своеобразную и простую. Пишет автобиографические рассказы, полные юмора и острых наблюдений. Он, кажется, уже закончил сказку о ключике и замке3.

В этой очаровательной сказке ключик хвастается, что бывает повсюду: хозяин с ним не расстается. А замок - замок висит неподвижно и дальше чулана не видит ничего. Но вот хозяин отправляется в путешествие. Ключ лежит по-прежнему в кармане у хозяина, а замок болтается на дорожной корзине. Болтается замок и все видит: земли, моря, океаны, людей, слонов и верблюдов. А ключик лежит в кармане, и за все путешествие он разглядел только перочинный ножик да кожаный кошелек. Он всегда лежал в кармане и ничего не видел...

Эта сказка, грустно-веселая, напоминает, быть может, Андерсена. Но в ней более всего заметен Маршак - мастер лукавой простоты.

Маршак-редактор

Большие писатели любят редактировать. Они любят делиться своим опытом с товарищем, любят видеть продолжение своей работы вокруг себя. У них есть чувство ответственности перед читателем за литературу.

Великим редактором был Алексей Максимович Горький.

У Алексея Максимовича Маршак многому научился.

Редактор - это организатор книги.

Нужна была книга о пятилетке. Инженер Ильин написал "Рассказ о великом плане". Он посвятил его "моему учителю - С. Маршаку".

Виталию Бианки Маршак подсказал лучшую книгу - "Лесную газету".

Книга о Мичурине "Обновитель садов" Вяч. Лебедева, одна из лучших книг о железнодорожном транспорте "Полтора разговора" Н. Григорьева, - все они видели редакторскую правку Маршака.

И. Рахтанову Маршак помог написать книгу "Чин-чин-Чайнамен".

К делу Маршак подходил широко и свободно. Он думал о книгах и о читателях.

Надо с малых лет привить любовь, уважение ко всякому труду, - пусть водолаз и пожарный, полярник и железнодорожник расскажут о своем труде, своей профессии.

Надо с малых лет привить любовь к знанию, любовь к науке, - пусть ученый напишет о том, как двигается наука, как делаются открытия и кто они такие, эти открыватели истин: физики, химики, изобретатели.

Надо с малых лет привить любовь к родине, - значит, нужны исторические и политические книги, биографии наших вождей, книги о гражданской войне.

Надо, чтобы с малых лет наши дети любили и знали Пушкина, Гоголя, Некрасова, - значит, нужны отличные издания классиков: школа нуждается в них.

Все это задачи, которые должны быть разрешены немедленно, безотлагательно. И Маршак работает с ученым и садовником, с литературоведом и моряком. Поэтому Алексей Максимович Горький поддерживал дело С.Я. Маршака.

Опыт редактуры С.Я. Маршака надо изучить. Советская детская литература в целом многим обязана требовательности Самуила Яковлевича, его умению учить простоте.

Рядом с Маршаком

Поэты учатся у Маршака. Следы этого учения мы замечаем изо дня в день.

Шестью восемь - сорок восемь,
Пятью девять - сорок пять.
Умножаем, переносим,
Невозможно сосчитать -

так написано у Михалкова в поэме "Миша Корольков".

Вдруг
Задачник-
Неудачник
Побледнел
И стал шептать:
- Шестью восемь -
Сорок восемь,
Пятью девять -
Сорок пять! -

так написано у Маршака ("Книжка про книжки").

Конечно, у С. Михалкова это не заимствование. С. Михалков идет тем же путем, который был найден С. Маршаком, когда тот создавал новые ритмы детской поэзии на основе изучения динамической, ритмически прозрачной "считалки".

Девочка Маша из книги Введенского ищет кошку Ниточку и пикак не может найти. Она ищет кошку в буфете, под кроватью и табуретом...

"Пошла девочка гулять. Приходит домой - нет котенка. Поискала под столом - нет его, под стулом - нет его, под кроватью - нет его, в комоде - нет его, на печке - нет его. Где же котенок?"

И это Маршак ("Усатый-полосатый"). Введенский развернул в эпизод несколько строк Маршака.

Конечно, влиял на других детских поэтов не только один С.Я. Маршак. Но и Корней Чуковский, и молодой, ныне уже покойный, очень талантливый поэт Юрий Владимиров, и Д. Хармс и др. В последнее время сильно влияет С. Михалков. Большинство из них учились у С. Маршака побеждать в стихах описательность, учились давать в стихе движение события.

С. Маршак много, очень много сделал в детской советской поэзии и уже тем самым в советской поэзии вообще.

Недаром Владимир Маяковский, расспрашивая о ленинградских поэтах, всегда больше всех интересовался С. Маршаком.

Сейчас мы ждем от поэта удачи и в прозе.

Новых путей в понести, и рассказе.

Маршак научил поэта, и не только детского поэта, делать стихи не из слогов и не из слов, а из живой, интонационно свободной фразы.

Это ему удалось, потому что перед ним стояла задача передать новое содержание нашего времени.

1939
("Детская литература", 1939 г., № 4,
под названием "Маршак".)




Примечания

1. Мирон Павлович Левин (1917-1940) учился на филфаке Ленинградского университета. Он был влюблен в поэзию (больше всего - в Маяковского), писал стихи и критические статьи. Талантливого юношу заметили и поддержали в ленинградской редакции Детиздата С.Я. Маршак, Е.Л. Шварц, Н.М. Олейников, И.Л. Андроников и другие. В архиве С.Я. Маршака сохранились автограф его перевода стихотворения Бернса "Пробираясь до калитки..." с посвящением Мирону Левину, а также дружеского приветствия, посланного М.П. Левину 31/1 1939 года, под которым стоят имена С. Маршака, С. Михалкова, И. Андроникова, Н. Кончаловской. Одно из лирических стихотворений Левина начинается строчками:

"Я вспоминаю очень старый
Рисунок женщины с гитарой..." -

относящимися к рисунку В.В. Лебедева, поныне висящему в квартире Маршака.

Тяжелая болезнь (туберкулез легких) оторвала Левина от учебы. Последний год он прожил в санатории под Ялтой, куда его поместили при поддержке ЦК ВЛКСМ. Там он написал две оригинальные по подходу к материалу, очень емкие статьи, напечатанные в апрельском номере журнала "Детская литература" за 1939 год: "Маяковский и дети" и "С. Маршак". Одна из этих статей, предвосхитившая многие позднейшие наблюдения критиков, писавших о Маршаке, воспроизводится ниже.  ↑ 

2. Вот что пишет Флобер писательнице Жорж Санд: "Я неточно выразился, говоря вам, что "не следует писать своим сердцем". Я хотел сказать: "не выводить на сцену своей личности". Великое Искусство, мне кажется, научно, не лично" (Собр. соч., т. VIII, стр. 189-190). [Прим. М. Левина].  ↑ 

3. Имеются в виду не публиковавшиеся при жизни С.Я. Маршака рассказы "Война трех дворов" и др., а также сказка "Ключик и замочек" - см. С. Маршак. Собр. соч. в 8-ми томах. Том 6, М., 1971, стр. 508- 548.  ↑ 

Система Orphus
При использовании материалов обязательна
активная ссылка на сайт http://s-marshak.ru/
Яндекс.Метрика