Главная > О Маршаке

В. Разова. С.Я. Маршак. Семинарий -
Министерство культуры РСФСР Ленинградский
государственный институт культуры
имени Н.К. Крупской, Ленинград, 1970, с. 5-43.

В. Разова

ЧАСТЬ I
Вопросы изучения жизни и творчества С.Я. Маршака (окончание)

50-е годы ознаменовались новыми успехами в изучении жизни и творчества С.Я. Маршака. От общих характеристик и редких статей, содержащих анализ литературного богатства поэзии Маршака, критика перешла к более глубокому и детальному изучению его творчества. Одновременно появилось желание обобщить и подытожить критические суждения разных лет о творчестве писателя. К этому времени относится целый ряд исследований, имеющих своей целью разобраться в таких сложных проблемах, связанных с литературной деятельностью Маршака, как "искусство перевода", "народное творчество и поэзия Маршака", "принципы сатирического изображения уродливых сторон действительности".

Первым, кто выступил с обстоятельными критическими работеми о творчестве Маршаке в начале пятидесятых годов, - были писатели. Среди них первое место принадлежит А. Твардовскому и А. Фадееву.

А. Твардовский посвятил статью песням Роберта Бернса в переводах С. Маршака. "Он сделал Бернса русским, оставив его шотландцем"57, - эта крылатая фраза, сказанная поэтом о поэте, подытожила размышления о непосредственном обаянии переводов Маршака.

Большой резонанс в общественном мнении имела речь А. Твардовского на Третьем съезде писателей СССР в мае 1959 года, в которой были названы два ведущих писателя нашего времени - Шолохов и Маршак.

У многих писателей младшего поколения в эти годы родилась потребность раскрыть обаяние учительского таланта их старшего товарища и друга. О Маршаке-редакторе, Маршаке-советчике и педагоге пишут в 50-е годы А. Пантелеев, Ю. Герман, Л. Кассиль. Восхищаясь интеллектуальной силой и великой трудоспособностью поэта, переводчика, критика, писателя отмечали удивительную энциклопедичность знаний Маршака, его умение, подобно великим мастерам Возрождения, "сидя за столом и дымя папиросой, ворочать пласты рукописей и читать разноязыкие книги"58.

Писательские выступления этих лет сыграли немалую роль в освоении творческого богатства Маршака.

Критикам, литературоведам и педагогам редко удается так естественно и тонко, не раня живое тело поэзии, производить анализ произведений поэта, как это сделал, например, В. Берестов.

Археолог по профессии и поэт по призванию, он посвятил большую статью одному сонету Шекспира в переводе Маршака.

Сравнивая переводы этого сонета разными поэтами, автор доказал, что именно советский переводчик выполнил волю Шекспира лучше всех, сумев написать отличные стихи на родном языке, равные по силе оригиналу. "Свежесть чувства и вкус нельзя перевести с другого языка, даже с шекспировского, им нужно обладать"59, - замечает В. Берестов, говоря о роли личности поэта в сложном процессе переводческого творчества.

Не случайно в 50-е годы пристальное внимание критиков было обращено именно на переводческую деятельность поэта. "Службой связи", как называл сам поэт эту сторону своей деятельности, он был "завербован" еще в далекие дореволюционные годы, но несомненно, лучшие образцы этого искусства созданы им за последние два десятилетия.

Об общих принципах Маршака-переводчика написали в "Новом мире" П. Карп и Б. Томашевский в статье "Высокое мастерство". Развивая мысль А. Фадеева - "переводы Маршака стали фактами русской поэзии", - авторы обнаруживают тонкое искусство звукописи, с помощью которого переводчик мелодию чужой речи трансформирует так, что ухо русского читателя воспринимает ее как музыку родной речи. Говоря о смелости Маршака-переводчика для детей, П. Карп и Б. Томашевский раскрыли своеобразие поэтической структуры этих стихов, максимально приближенных "к родной ребенку языковой и поэтической стихии"60.

Две крупные работы были посвящены песням Роберта Бернса в переводах С. Маршака61.

Большой знаток мировой поэзии, М.М. Морозов в своем исследовании прежде всего раскрывает сложность и драматическую содержательность творчества народного шотландского поэта. Логика материала статьи такова, что неизменно подводит читателя к мысли о невозможности перевода такого своеобразного поэта. Тем почетнее задача переводчика, взявшегося за перевод на русский язык песен шотландского народа. И тем больше его заслуга перед человечеством, две нации которого он подружил с помощью своих талантливых переводов.

В серьезном исследовании Е.С. Белашовой прослежена историк создания Бернсом самобытного стиля - афористичного, яркого, интонационно гибкого. Диссертация раскрывает пути поисков наилучшего способа для передачи мелодики и смысла поэзии Бернса на русский язык разными поэтами М. Михайловым, В. Курочкиным, Т. Щепкиной-Куперник, К. Бальмонтом и другими. Этот поучительный обзор сопровождается глубоким анализом русских вариантов песен великого шотландца. Автор приходит к справедливому выводу после изучения переводческого подвига Маршака: "Переводы Маршака характерны не буквальной близостью к подлиннику, они поражают верностью идей, образцов, интонаций, полным ритмическим соответствием стиху оригинала"62.

В диссертации З.Г. Минц "Пути развития советской дошкольной литературы" часть третьей главы была посвящена поэзии Маршака для самых маленьких. Творчество поэта для детей тесно связывалось с историей развития всей литературы. Интересными и плодотворными явились размышления З.Г. Минц по поводу специфики стихов для дошкольников. Это была удачная рекогносцировка в центральные области творчества С.Я. Маршака63.

Этот период характеризуется и появлением диссертационных работ об отдельных этапах и жанрах советской детской литературы. Такой была диссертация З.В. Приваловой "Советская детская литературная сказка 20-30-х годов", где даны верные оценки сказкам С.Я. Маршака, отмечены и художественные просчеты поэта-сказочника64.

Похожим на эту научную работу было исследование Н.С. Карпинской, но в нем встречались и некоторые наивные заключения. Приводя в пример восприятие дошкольницей Любой В. стихотворения "Почта", автор говорит о непонимании детьми этого произведения, о полной равнодушии дошкольников к нему и делает вывод об отсутствии у Маршака в этой книге "связи с конкретными представлениями"65.

Изучение восприятия детьми поэтических произведений - дело важное и необходимое, но оно требует многократных психолого-педагогических экспериментов. Делать обобщение на основе одного высказывания Любы В., вернее, на основе ее пассивного отношения к чтению "Почты", - недопустимо.

Одновременно вызывает удивление, что действительно неудачные произведения поэта в те годы совсем не подвергались критике, а у С.Я. Маршака, как у всякого плодовитого поэта, встречаются и слабые стихотворения. Чуть ли не единственным выступлением в печати, содержащим справедливые упреки, была статья Ольги Берггольц "Разговор о лирике"". Поэтесса, считающая себя ученицей Маршака, автор очерков, рассказов, стихов для детей, писала: "Мы все ценим С. Маршака, как замечательного поэта, переводчика, сатирика. И так хотелось бы, чтобы от его стихов о современности, о том, как к степному колхозу приходит море, как старый тракторист обучается на комбайнере (речь идет о стихотворении "Тракторист" - В.Р.), веяло бы той же "маршаковской" свежестью, как до сих пор веет от его лучших стихов для детей. Но это, к сожалению, не всегда получается. Поэт дает подробное описание тракториста, сообщает его планы на будущее, а мы расстаемся с этим трактористом без всякого волнения, как, впрочем, и сам поэт..."66.

Таков пример доброжелательной критики, доказательной и заслуженной.

Как уже было сказано, в 50-е годы стали изучаться отдельные стороны творчества Маршака, и особенно углубленно - по отношению к Маршаку-переводчику. Но, пожалуй, наибольшим успехом явились работы двух критиков - В.В. Смирновой и Б.Е. Галанова. В их критике поэт для детей предстал как классик детской советской литературы во всем многообразии его литературных интересов.

Далеко не каждую литературоведческую статью можно назвать научным исследованием. Редкий критик обладает способностью писательского видения мира. И уже совсем не часто встречаются люди, объединившие в себе точность ученого, образность мышления поэта, страстность публициста. В своих статьях и в книге о Маршаке В. Смирнова достигла высокой степени мастерства критического анализа. Писатель, драматург, соратник С.Я. Маршака - она сумела создать в них полнокровный образ первоклассного поэта-педагога. Критик, вооруженный разнообразными средствами литературоведческого анализа, она не потеряла способность яркого целостного восприятия литературного произведения. Горячее дыхание литературных споров чувствуется в ее суждениях о писателе: она не скрывает своих симпатий и антипатий, борясь с теми, кто видит в детской книге жалкий придаток педагогики, свод правил поведения.

В своих работах о Маршаке В. Смирнова делает интересные сопоставления, сравнивая творчество детского поэта с писателями XIX века, с его товарищами по литературной судьбе - К. Чуковским, С. Михалковым, А. Барто. Анализируя отдельные произведения для детей ("Разноцветная книга", "От А до Я", "Быль-небылица" и другие), критик делает тонкие наблюдения, касающиеся особенностей стиля мастера стихов. "Настоящим достижением Маршака, - пишет она в книге о писателе для детей, - является тот высокий уровень стихотворной культуры, на какой он поднял нашу детскую литературу"67.

И еще один ценный вывод делает В. Смирнова: "Детская книга всегда была для Маршака орудием воспитания. Она должна была открыть ребенку мир и учить его жить в этом мире. Она должна была воспитывать в нем отношение к природе, к вещам, к человеку, к людям, к Родине. Она должна была учить ребенка родному языку"68.

Книга В.Смирновой явилась первым критико-биографическим очерком о С.Я. Маршаке. Она сочетала в себе конкретный анализ детских произведений поэта с теоретическими обобщениями, касающимися его творчества в целом.

Через два года после выхода в свет книги В. Смирновой появилась книга Б. Галанова69.

Известный журналист и публицист Б. Галанов написал более десятка статей о творчестве С.Я. Маршака прежде, чем обобщить богатый исследовательский материал о жизни и творчестве писателя. Об успехе этой интересной и глубокой работы свидетельствует тот факт, что его книга, изданная в 1956 году издательством "Советский писатель", выдержала несколько изданий.

В книге Б. Галанова впервые сделана успешная попытка показать различные области творчества Маршака-драматурга, сатирика, переводчика, детского поэта, лирика, теоретика и организатора литературы для детей.

Впервые творчество поэта было рассмотрено как единое целое на фоне всей жизни советского общества. Б. Галанов сумел рассмотреть ряд вопросов о связи творчества Маршака для детей со всей его литературной деятельностью. Главы книги о сатире времен Великой Отечественной войны, о переводах поэта, об особенностях его стихов для самых маленьких приоткрыли перед читателем доселе неизвестные факты литературной и жизненной биографии Маршака.

Появление книги Б. Галанова вызвало живые отклики70. Рецензенты отмечали, что работа написана ярко, богата малоизвестными деталями из жизни писателя, доказательна и убедительна в своих оценках. К сожалению, авторы рецензий не во всех случаях верно информировали читателя о достоинствах и недостатках книги. Так, М. Прилежаева писала: "Они длинноваты, описательны, иллюстрации из сатир самого Маршака не всегда удачно подобраны"71. Речь идет о лучших главах работы - "Грозный и дальний поход" и "Оружием сатиры", в которых Б. Галанов обнаружил большое мастерство критического анализа литературного произведения. Критик справедливо указал на связь сатирических стихов Маршака с творчеством русских сатириков - И.А. Крылова, Д. Давыдова, В. Курочкина, В. Маяковского... Новаторство Б. Галанова состояло в том, что он подытожил всю работу автора ОКОН ТАСС, показав тесную связь рисунков Кукрыниксов с текстом поэта.

В разработке темы "Маршак-переводчик" автор книги оказался тоже во многих случаях первооткрывателем, так как, опираясь на конкретный анализ переводов и подлинников, высказал целый ряд значительных мыслей о своеобразии переводческой деятельности для детей.

Среди статей о творчестве С.Я. Маршака для детей этих лет были критические работы, углубленно исследующие важнейшие проблемы, связанные со спецификой детской литературы и творческой индивидуальностью поэта. Особенно следует отметить две статьи, подымавшие вопрос о фольклорных традициях в творчестве автора сказок и веселых стихов. Первая из них - статья А. Дымшица "Заметки о творчестве Маршака" - сильна самой постановкой проблемы. Автор справедливо считает, что всякий большой поэт несет в своем творчестве черты фольклорного восприятия окружающей действительности72. Поставив С. Маршака в один ряд с большими народными поэтами - В. Маяковским и Д. Бедным - он убедительно аргументирует главную мысль статьи: русское народное творчество оставило свой отчетливый след в творчестве мастера детского стиха. Но в этой статье была та огрубленность и приблизительность анализа, которую значительно позднее заметил и критик М. Петровский73.

Не претендуя на обширное исследование, автор другой статьи на ту же тему - Н.Н. Гусева, опираясь на хорошее знание читателей маршаковских книг для детей, сделала целый ряд оригинальных наблюдений над сказками Маршака и продемонстрировала естественные и тесные связи их с фольклором74.

Итак, в 50-е годы изучение жизни и творчества С.Я. Маршака значительно продвинулось в глубину отдельных проблем, связанных с главным направлением развития его таланта и одновременно характеризуется появлением работ обобщающего типа.

В 1957 году С.Я. Маршаку исполнилось 70 лет.

"Маршак - признанный мастер русской советской поэзии", - такова была оценка, сформулированная редакцией "Нового мира" и подхваченная всеми, кто писал о юбиляре75.

Многие из зарубежных друзей советской литературы, лично знавшие поэта, в своих статьях передают впечатления от непосредственного общения с ним.

Весь разнородный зарубежный материал о С.Я. Маршаке объединяет мысль о том, каким эрудированным человеком является советский поэт. Болгар восхищает знание им наследия Христо Ботева, англичане чтят его за прекрасные переводы Шекспира, шотландцы - за пламенную любовь к Бернсу, поляки ценят его глубокое уважение к их национальной культуре, немцы - переводы их гениального Гейне.

"Маршак - преданный друг детей, Шекспира, Бернса и всего человечества", - выразил чувства многих иностранцев энгличанин Archie Johnstone76.

Болгарский писатель Асен Босев назвал Маршака "выдающимся писателем"77.

Miroslava Genoiova из Чехословакии восхищалась мастерскими переводами чешских народных песенок, сделанными С.Я. Маршаком: "Маршак домыслил и переделал стихи по-своему, придав им совершенно новый смысл"78.

В советской прессе появилась статья румынского писателя Джелю Нэума; с теплыми приветствиями обратились с открытым письмом к юбиляру Эльза Триоле, "Я жалею французских детей, - писала Эльза Триоле, - оттого, что они лишены Ваших неувядаемых стихов - ведь перевести Маршака мог бы только сам Маршак! Его переводить так же трудно, как сонеты Шекспира..."79.

Общее мнение о личности поэта-труженика выразило Правление Союза писателей СССР, назвав его труд "творческим подвигом"80.

Критики В. Смирнова, Б. Галанов, Л. Кон, Б. Сарнов, В. Литвинов и другие выступили с большими статьями о творчестве С.Я. Маршака. Лейтмотивом всех этих выступлений было убеждение в том, что в 70 лет поэт покоряет свежестью чувств, неиссякаемостью жизненных сил, гуманной мудростью, обостренными гражданскими принципами.

Во многих газетных интервью было дано слово самому виновнику торжества. Были обнародованы мысли С.Я. Маршака о детской литературе, о роли писателя в жизни общества... Так, в одном из интервью центральное место было отведено высказываниям поэта о писательском мастерстве:

"Особенно велика ответственность детского писателя, - говорил 70-летний поэт. - Ему дано великое право - первому встретить читателя, встретить его на пороге жизни"81.

Не было ни одной газеты в крупных городах Советского Союза, которая бы не отметила на своих страницах 70-летие С.Я. Маршака. Около десятка "толстых" журналов поместили приветствие юбиляру. День рождения писателя превратился во всесоюзное чествование.

Библиографические и методические материалы призваны подытоживать достижения литературы, обобщать весь разнохарактерный литературно-критический материал. Именно такую роль сыграли вышедшие в конце 50-х годов две исследовательские работы:

"Замечательный детский писатель С.Я. Маршак. Методические и библиографические материалы". (Липецкое книжное издательство, 1959. 25 с.) и статья Г. Пузриной "На основе самодеятельности читателей"82.

Первое пособие представляет собой добротный сводный материал по работе с книгами поэта в детской библиотеке. Большое внимание уделено в этой книге индивидуальной работе с юным читателем. Книжные выставки, примеры бесед библиотекаря о жизни и творчестве С.Я. Маршака, высказывания детей о книгах своего любимого поэта, конспекты утренника, посвященного писателю, - вот далеко не полный перечень разнообразных форм библиотечной работы с детьми, которые предлагают липецкие библиотекари.

Таковы были 50-е годы, сыгравшие положительную роль в истории изучения творчества С.Я. Маршака.

60-е годы делятся на два этапа изучения творчества С.Я. Маршака - до июля 1964 года и посмертный.

К 1960 году закончилось издание четырех томов сочинений поэта, а в следующем году вышел сборник его теоретических и критических работ "Воспитание словом", сыгравший роль пятого тома избранного собрания сочинений. Это создало благоприятные условия для критического и научного осмысления обширного литературного багажа писателя.

В 1961 году С.Я. Маршак официально был признан академическими кругами ученых и в буквальном смысле слова введен в "Историю русской советской литературы".

Автор двух статей о писателе (во втором томе материалы о творчестве поэта 20-30-х годов, в третьем - с 1941 по 1957 год) Н. Венгров не раз выступал с критическими обзорами разных периодов творчества поэта, с рецензиями на его новые стихи. Труд, созданный им для академического издания, к сожалению, проигрывает не только по сравнению с рядом опубликованными главами о других представителях нашей национальной культуры, но суше и беднее его прежде опубликованных работ. Сугубо информационные, лишенные теплокровного анализа сведения о поэте для детей, например, сгруппировались только вокруг трех тем - "тема труда", "веселые стихи" и "образ советского ребенка". И тем не менее сам факт введения в академическую "Историю русской советской литературы" имени Маршака говорит о признании его заслуг перед отечественной культурой.

Эта плодотворная тенденция в изучении писательской биографии Маршака была успешно продолжена в последнее десятилетие.

Знаток мировой литературы, ленинградский ученый Е.Г. Эткинд посвятил свою статью "Мастер поэтического портрета" переводам С.Я. Маршака для самых маленьких. Сопоставляя оригиналы английских стихов для детей и поэтические переводы их на русский язык, автор сумел, как никто до него, раскрыть обаяние Маршака - переводчика, избежавшего как грубой руссификации, так и слепого подражания иностранному образцу. "Однако важно ведь не только отказаться от руссификации, от переосмысления, но и воспроизвести средствами русского языка психологический и поэтический строй другого народа, создать его поэтический портрет. Из этом пути С. Маршак оказался первооткрывателем"83).

Совсем иного направления появилась в этот же год статья краснодарского исследователя И. Куценко84. Эта работа ввела в научный оборот ряд чрезвычайно важных фактов из творческой биографии С.Я. Маршака. Целый отрезок времени в жизни и творчестве писателя открылся для всех, кому дорога история советской культуры. Общественно-литературная работа молодого писателя на Кубани в первые годы советской власти, организация первого в стране Театра для детей, своеобразного детского клуба - детского Городка - все это предстает перед нами в точных датах, сведениях, ссылках. Богатые архивные материалы, сопровождающие статью И. Куценко, служат основательным справочным аппаратом.

"Детский Театр" в Краснодаре является не только провинциальным, но и во всероссийском масштабе исключительным по художественности своих задач и по правильному подходу"85, это заключение Наркома просвещения А.В. Луначарского проливает новый свет на роль организаторской деятельности Маршака - директора одного из первых в стране ТЮЗов.

В один год с этими исследованиями вышла статья Л.К. Чуковской "Маршак-редактор"86. Автор ее - мастер редакторского дела - очертила область творчества поэта, доселе известную только в узком кругу специалистов - его работу с чужими рукописями. Раскрывая новые стороны таланта Маршака - учителя молодых писателей, вдохновителя интересных замыслов, страстного борца за высокое качество литературы, - Л. Чуковская проносит через всю статью мысль о поэзии этого труда. И еще одна грань незаурядной личности писателя под пером автора статьи засверкала в полную силу.

Б. Сарнов в статье "Рифмуется с правдой" сумел сказать много нового на достаточно изученную тему, раскрыть один из секретов писательского мастерства Маршака, сделав это не в специальном исследовании, а в небольшом предисловии к одной из книг поэта87.

Несколько ранее появились две статьи литературоведа В. Лейбсона, в которых есть самостоятельные наблюдения над различием в поэтическом мышлении двух поэтов: К. Чуковского и С. Маршака. В противоположность критике прошлых лет, противопоставлявшей этих двух художников, автор статей доказывает общность фольклорных истоков их поэзии88.

В книге А. Ивича "Воспитание поколений", среди очерков о советских детских писателях были "Заметки о детских стихах С. Маршака". Справедливо желая разобраться в некоторых недостатках творчества поэта для детей, автор статьи возражает против "прозаичности" его стихов. "Неоправдан, - пишет А. Ивич, - по-моему, самый замысел стихотворения "Как печатали вашу книгу". Почему о производственном процессе, о всех его операциях надо говорить стихами"89. На самом деле одной из черт писательского мастерства Маршака является искусство грубую прозу житейского содержания делать чистым золотом поэзии, окружать, по образному выражению Б.Я. Бухштаба, "эмоциональным ореолом". И верно замеченные поэтические промахи рассказа в стихах "Как печатали вашу книгу" совершенно произвольно объяснены автором "Заметок".

В 60-с годы к изучению творчества большого советского писателя обратилась вузовская молодежь - студенты и аспиранты.

А. Авакова, студентка Ленинградского библиотечного института (ныне - Институт культуры им. Н.К. Крупской) написала серьезную, богатую новыми, не использованными ранее материалами работу о переводах поэта для детей90.

Появились некоторые аспирантские работы91.

В 1962 году вышел методический материал в помощь детским библиотекам, состоящий из трех разделов, один из которых был посвящен С.Я. Маршаку92.

1962 год был (как и 1957) особенно урожайным. Это объясняется тем, что он был юбилейным - в этом году Маршаку исполнилось 75 лет.

Последним юбилеем (75-летие) писатели, критики и литературоведы воспользовались, чтобы не только приветствовать ветерана литературного дела, но и опубликовать новые материалы, связанные о творчеством поэта, поделиться своими размышлениями о развитии разных сторон его дарования.

Старейшина советской литературы К.И. Чуковский, поздравляя своего старого друга с 75-летием, написал выразительный портрет юбиляра. Это одна из немногих статей, где личность писателя и его творчество слиты воедино и вскрыт, казалось, самый главный нерв поэзии Маршака. Энергия характера, темперамент бойца находят отражение не только в каждом стихотворении, но в каждой строке, мускулистой строке поэта.

"Когда в начале двадцатых годов молодой Самуил Маршак приходил ко мне и стучал в мою дверь, я всегда узнавал его по этому стуку, отрывистому, нетерпеливому, четкому, беспощадно воинственному, словно он выстукивал два слога: "Мар-шак" и в самом звуке этой фамилии, коротком и резком, как выстрел, я чувствовал что-то завоевательное, боевое:

- Маршак!"93

Этот психологический этюд К. Чуковского вошел спустя два года в его книгу "Высокое искусство", затем стал предисловием к сборнику лирических стихов поэта.

Лев Кассиль в статье "Щедрый талант", Б. Галанов в статье "Замечательный Маршак", И. Токмакова в статье "Наш главный писатель", Э. Паперная в статье "Друг песни", В. Лейбсон в статье "Сатира и публицистика Маршака для детей", М. Петровский в статье "Самуил Маршак" сумели избежать обязательного юбилейного набора восторженных фраз, открыли перед читателем новые горизонты в неизбывной теме "Творчество Маршака"94.

Приуроченные к юбилейному году вышли в свет материалы, связанные с детством поэта - они были помещены в книге "Жизнь и творчество М. Ильина" (М., Детгиз, 1962. 464 с.). Воспоминания сестры двух писателей - писательницы Е. Ильиной - вернули читателей в далекие годы детства и ранней юности Самуила Маршака. Только родной, воспитывавшийся в одной семье с поэтом человек мог так точно и зримо описать его детские шалости, участие в домашних импровизированных концертах и гигантскую трудоспособность, поражавшую всех уже в те годы.

К 75-летию С.Я. Маршака вышли воспоминания и другого рода, впечатления по свежим следам встреч с писателем, который, несмотря на изнурявшую его последние годы болезнь, жадно и много беседовал с разными людьми - молодыми писателями, зарубежными друзьями, аспирантами, старыми соратниками по ленинградской редакции, журналистами, художниками, домашними хозяйками, антропологами и закройщиками...

Закройщица Г. Зинченко, инженер, автор научно-художественных книг В. Узиловский, литературовед А. Рубашкин, журналисты Л. Стржижовский и Ю. Томашевский передают в своих статьях облик мудрого и активного собеседника, старика с душой по юношески пылкой и отзывчивой. Щедрость творческой натуры Маршака, стремящегося поделиться с каждым человеком богатством своих мыслей и чувств, пленяет всех, кто общался с ним. Отмечают эту характерную черту и авторы впечатлений от бесед с писателем в последние годы жизни. Поэтому так много цитируют они самого Маршака, дают ему слово на страницах своих воспоминаний, и перед читателями появляется обаятельнейшая личность поэта-мыслителя95.

В 1963 году С.Я. Маршаку была присуждена Ленинская премия за книгу стихов "Избранная лирика" и детские стихи последних лет - "Тихая сказка", "Большой карман", "Приключение в дороге", "Угомон", "От одного до десяти", "Вакса-Клякса", "Кто колечко найдет" и "Веселое путешествие от А до Я". Под рубрикой "Ленинские премии - лучшим работам" центральные газеты печатали не раз выступления писателей, поэтов, ученых, содержащие высокую оценку творчества писателя последних лет.

Поэт Сергей Наровчатов написал статью о лирике старого поэта, цитируя строки Маршака:

Но часто жизнь бывает
                  к нам сурова:
Иному век случается
                  прожить,
А он не может значащее слово
Из пережитых горестей
                  сложить.

Сергей Наровчатов так подводит итог своим размышлениям о книге "Избранная лирика": "С.Я. Маршак сложил это значащее слово. И оно, это слово, будет долго и громко звучать в истории советской литературы"96.

Последней статьей о поэте, опубликованной при его жизни, была статья, появившаяся за день до смерти - 3 июля 1964 года. В этот день английская прогрессивная, газета "Daily worker" поместила корреспонденцию Hugh Mac Diarmid под заголовком "The shrewd, gentle poet with a million readers".

"Самуил Маршак, должно быть, я думаю, один из наиболее популярных и особенно любимых писателей в истории литературы", - писал англичанин и кончал статью такими словами: "Я не знаю ни одного читателя этой книги (речь идет о повести "В начале жизни"), который так хорошо выразил бы свои чувства, как это сделал мальчуган из Токио, написавший Маршаку: "Сколько лет Вам? Надеюсь, Вам еще нет ста лет. Желаю Вам жить долго и написать много-много книг".

На следующий день, 4 июля 1964 года, С.Я. Маршак скончался.

Корреспондент той же газеты Питер Темпест в сообщении о смерти Маршака писал: "Верный и добрый друг англичан, Маршак ввел поэзию Бернса и сонеты Шекспира с помощью блистательных переводов в каждый советский дом"97. Коротко познакомив лондонского читателя с биографией писателя, журналист и поэт Темпест поделился своими впечатлениями от последнего свидания с Маршаком за несколько недель до его кончины, восхищаясь жизнелюбием Самуила Яковлевича, его неустанным и вдохновенным трудом.

Современный этап изучения жизни и творчества С.Я.Маршака, наступивший после его смерти, характеризуется несколькими особенностями.

Прежде всего, и после смерти поэт продолжает разговор со своими читателями: в газетах и журналах появляются новые стихи поэта, публикуемые посмертно, не известные до сего времени любителям поэзии: "Лирические эпиграммы", "Вильям Блейк в переводах С. Маршака", пьеса-сказка "Умные вещи" - это книги, вышедшие после смерти их автора. И каждая из них вызвала восторженные отклики в печати98.

Другой отличительной чертой этого периода является волна воспоминаний - их более тридцати. Они начались у гроба усопшего, во время гражданской панихиды в Центральном Доме литераторов и на Ново-Девичьем кладбище и продолжаются до сих пор.

Какие разные люди вспоминают о Маршаке, о совместной работе с ним, о дружбе о ним, о мимолетной встрече, оставившей след на всю жизнь, о годах творческого сотрудничества! Писатели К. Паустовский, К. Федин, К. Чуковский, Л. Пантелеев, Р. Гамзатов, С. Баруздин, С. Михалков, В. Берестов, Платон Воронько, Ю. Збанацкий, Лев Кассиль, А. Караваева, Борис Полевой, Н. Тихонов, А. Сурков, А. Твардовский...

Художник Н. Жуков, критик В. Лакшин, английский политический деятель Эмрис Хьюз, сестра поэта Юдифь Маршак, актер И. Ильинский, певица Ирма Яунзем, музыкальный руководитель знаменитого хора А. Свешников, воспитательница детского сада Т. Шлыкова, закройщица Г. Зинченко пишут об ушедшем от нас писателе, как об очень дорогом для себя человеке. Всех их осенил своим талантом Маршак, и каждый из них стал богаче и сильнее оттого, что знал Маршака. Замечательно, что актер ценит в нем знатока театра и своеобразную манеру чтения стихов, певица - собирателя народных песен, художник - знатока искусства иллюстрации, критик - блестящего собеседника и эрудита, а родная сестра видит в нем прежде всего любящего брата. ..

От их воспоминаний не веет холодом разлуки, все они рассказывают о живом, энергичном, остроумном Маршаке. Недаром Эмрис Хьюз так непочтительно к загробному миру пишет: "Хотел бы я знать название улицы, номер дома и квартиры в раю, где Самуил Яковлевич трудится сейчас над переводами. Я написал бы ему письмо и наклеил на конверт английскую марку с портретом Бернса"99.

Таким остается в нашей памяти С.Я. Маршак - вечным тружеником. Пожалуй, наиболее отчетливо проявилась эта черта в очерках Валентина Берестова "Встречи с Маршаком" и В. Лакшина - "Разговоры с Маршаком" ("Юность",1966, № 6, с. 78-90).

В наши дни наступил новый этап изучения жизни и творчества выдающегося советского поэта. За годы, прошедшие после смерти писателя, вышло немало глубоких работ. Одно из первых мест среди них занимают книги Ст. Рассадина. Хотя ни одна из них не посвящена специально Маршаку, но в каждой есть современный взгляд на путь поэта, каждая содержит новый подход к решению вопросов мастерства писателя.

Так, в "Книге про читателя" Ст. Рассадин обобщил наблюдения, которые были сделаны им еще в конце пятидесятых годов. Исследуя особенности лирики Маршака, сравнивая ее с современной поэзией, автор приходит к мысли о великом чуде "простоты-сложности" маршаковской лиры100.

Еще более зрелым и убедительным был подход Ст. Рассадина к творчеству Маршака в книге "Обыкновенное чудо". Рассказывая в ней о трех драматургах, о трех чудесных сказочниках - Шварце, Габбе и Маршаке, - Рассадин талантливо переплетает их драматургические принципы, их театральные судьбы и подводит читателя к мысли о том, какие это разные и в то же время родные по духу авторы пьес для детей. Музыкальность и поэтичность сказок Маршака критик неожиданно, но точно объясняет творческой личностью самого драматурга, его "лирической причастностью" к каждому своему литературному детищу101. Последняя книга Ст. Рассадина "Так начинают жить стихом", посвященная советской поэзии для детей, в основном обращена к творчеству Маршака, ибо без этого трудно обойтись в разговоре о советской поэзии для детей.

Сопоставляя, например, двух заслуженных ветеранов детской поэзии, автор пишет: "Маршак совсем не похож на Чуковского - многим, очень многим, но все же главное их различие в том, что Чуковский поэт эпический, а Маршак - лирический. Чуковский - Гомер нашей детской поэзии. Маршак - ее Пушкин. Оговорюсь, что такое противопоставление Чуковского и Маршаке мною нарочито схематизировано; в поэзии Чуковского есть лирические элементы, а Маршак умеет вести эпический рассказ. Но я хочу показать их решающее различие, которое и определяет к тому же их индивидуальности"102.

Другим многообещающим исследователем Маршака становится М. Петровский. Обладающий незаурядными способностями полемиста, он пишет горячо, темпераментно.

В своей большой работе о С.Я. Маршаке "Вначале было слово народное", он полемизирует с Ал. Дымшицем, который в "Заметках о творчестве С. Маршака" очень обще наметил связи поэта для детей с фольклором. М. Петровский совершенно прав, когда старается разобраться в том, когда и какие источники народного творчества влияли на Маршака. Он замечает: "Все оригинальное творчество Маршака пропитано фольклором, который был воспринят им непосредственно, то есть услышан из уст его конкретных носителей, а не прочитан в учебниках, сборниках, научных трудах.

... Одновременно с этим проявляется и другое фольклорное влияние на Маршака - влияние английского фольклора, воспринятого посредством книг"103.

У Ал. Дымшица Маршак оказался похожим на любого другого писателя, любящего народное слово, собирающего песни, былины, загадки. У М. Петровского фольклоризм Маршака не обесцвечен, он выявлен путем интересных наблюдений за эволюцией фольклорных мотивов в творчестве советского поэта.

В конце 60-х годов усилилась тенденция изучения отдельных направлений в творчестве С.Я. Маршака, в отличие от предыдущих лет имя поэта стало соотноситься с другими мастерами советского перевода, современной лирики, сказочной драматургии104.

На современном этапе изучения творчества С.Я. Маршака заметно стремление найти нечто, объединяющее все стороны дарования писателя. Критики, литературоведы, писатели пытаются найти общность между детскими стихами и лирикой, между переводами и детскими стихами. На этом пути синтезирования творческих исканий поэта добился определенного успеха Б. Сарнов, который в своей книге 1968 года рассматривает всю поэзию Маршака как единое, нерасчленимое целое105.

Пристальное внимание к личности поэта отразилось в воспоминаниях Е.П. Приваловой "Таким я помню его..."106 Стремясь определить ведущее начало в характере Маршака, автор воспоминаний тесно связывает личную судьбу писателя с его служением искусству.

Первая диссертация о поэзии С.Я. Маршака была написана в год смерти поэта107.

К 80-летию со дня рождения С.Я. Маршака Томская городская детская библиотека, носящая имя поэта, выпустила методические и библиографические материалы, которые выгодно отличаются от предыдущих изданий этого рода108. Содержательная вступительная статья составителя, библиография избранных работ о С.Я. Маршаке, перечень лучших изданий стихов поэта, а главное - оригинальные методические разработки литературного утренника, посвященного его творчеству, - все это делает книгу ценным помощником библиотекаря.

*    *    *

Таким образом, от случайных заметок дореволюционной критики и доброжелательного напутствия В.В. Стасова через жаркие дискуссии 20-30-х годов, к 40-м годам, годам всенародного признания таланта народного поэта, а затем к началу пристального планомерного изучения его творчества в 50-60-е годы - таков путь изучения жизни и творчества большого советского писателя.

Перед современными исследователями наследия Маршака стоят чрезвычайно ответственные задачи: создать подлинно научную школу изучения его творчества. Вся разнообразная литературно-общественная деятельность писателя в дореволюционные годы - Петербургский, Лондонский, Воронежский, Краснодарский периоды - почти не изучена. Сотни дореволюционных лирических стихов, фельетонов, очерков, переводов не вошли еще в научный оборот, не стали предметом серьезного исследования, далеко не все из них известны даже узкому кругу специалистов, не говоря уже о массах читателей, интересующихся историей литературы.

Многие факты жизненной и литературной биографии Маршака требуют уточнения. Необходимы специальные разыскания для того, чтобы найти некоторые потерянные звенья в истории жизни писателя и его близких.

Насколько разрозненны и малопродуктивны были до сих пор усилия ученых, свидетельствуют многочисленные ошибки, вкравшиеся даже в очень добросовестные работы. Так, очень серьезный вдумчивый исследователь И. Куценко пишет: "Свой творческий путь С.Я. Маршак начал в городе Краснодаре"109. Между тем, в Краснодар (тогда Екатеринодар) поэт приехал в 1917 году, когда им были уже неписаны сотни стихотворных и прозаических произведений, опубликованных в петербургских газетах и журналах, начиная с 1904 года110.

Отсутствие точных знаний о различных периодах его литературной работы не давало возможности проследить эволюцию его творчества. Статичное рассмотрение отдельных участков творческого пути писателя стало уже нормой литературоведческого анализа, при котором дается характеристика (иногда верная, снабженная даже оригинальной филологической концепцией) Маршака-драматурга или Маршака-переводчика и т.д., но не дается представления о творческой эволюции, о непрерывном и сложном движении поэта. С.Я. Маршак принадлежит к тем российским писателям-интеллигентам, которые прошли мучительный путь исканий и ошибок. К счастью, ему быстрее, чем Э. Багрицкому или А.Н. Толстому удалось вырваться, например, из ошибочных представлений об окружающей действительности и прийти к единственно верной позиции представителя советской культуры. Такая эволюция требует специального исследования.

Совершенно не разработан вопрос о восприятии детьми разного возраста произведений лирика, сатирика, юмориста и переводчика Маршака. Такое психолого-педагогическое исследование сможет внести много неожиданного в изучение творчества Маршака и поможет в филологических выводах, ибо в детской литературе особенно необходимо знать читательскую реакцию на произведение искусства.

Далеко не все зарубежные отклики на творчество советского поэта проанализированы и обобщены, хотя среди них есть небезинтересные. Можно не сомневаться и в том, что существует неизвестный науке материал, связанный с пребыванием Маршака в 1912-1914 годах в Англии. Необходимы разыскания в этой области.

Не исследованы и многочисленные переводы стихов Маршака на языки народов СССР и зарубежных стран.

Кроме того, многие темы, казалось бы, богато представленные в критической литературе, требуют нового взгляда, требуют пересмотра некоторых фактов и утверждений. Но, пожалуй, самое главное в изучении жизни и творчества С.Я. Маршака - создание статей и книг, которые не только бы ставили, но и решали кардинальные проблемы его творчества. Такими являются фольклорные истоки его творчества, досконально не изученные, и это - одна из первоочередных задач нашей науки. Традиции классической русской и мировой поэзии в творчестве одного из ведущих советских поэтов тоже остаются за пределами серьезных научных работ. Дальше робких сопоставлений с Пушкиным критика пока не идет, хотя могут быть обоснованы и такие параллели, как Маршак - Тютчев или Маршак - Блейк.

Стих Маршака - вот проблема, которая по силам современному стиховедению, знакомому с новейшими методами лингвистического исследования.

Таких важнейших проблем можно назвать еще немало, - важно осознать, что перед нами колоссальный фронт увлекательнейшей работы по изучению жизни и творчества С.Я. Маршака.



Примечания

57. Твардовский А. Роберт Бернс в переводах С. Маршака. - "Новый мир", 1951, № 4, с. 227.  ↑ 

58. Кассиль Лев. Наш Маршак. - "Семья и школа", 1957, № 10, с. 26.  ↑ 

59. Берестов В. Судьба девяностого сонета. - "Лит. газета", 1959, 12 сент., с. 2.  ↑ 

60. Карп Т., Томашевский Б. Высокое мастерство. - "Новый мир", 1954, № 9, с. 243.  ↑ 

61. Морозов М. Послесловие. - В кн.: Роберт Бернс в переводах С. Маршака. М., 1959, с. 372-378; Белашова Е.С. Роберт Бернс в переводах С. Маршака. Автореферат дисс. на соискание учебной степени канд. филологич.наук. Черновцы, 1959, с. 16.  ↑ 

62. Там же, с. 11.  ↑ 

63. Минц З.Г. Пути развития советской дошкольной литературы. (1917-1930). Автореферат дисс. на соискание учебной степени канд. филологич. наук. Л., 1955, с. 25.  ↑ 

64. Привалова З.В. Советская детская литературная сказка 20-30-х годов. Дисс. на соискание ученой степени канд. филологич. наук. М., 1959, с. 204.  ↑ 

65. Карпинская Н.С. Методы воспитания детей дошкольного возраста средствами художественной литературы. - "Известия Акад. пед. наук РСФСР", 1955, вып. 69, с. 175-176.  ↑ 

66. Берггольц 0. Разговор о лирике. - "Лит.газета", 1953, 16 апр., с. 3.  ↑ 

67. Смирнова В. С.Я. Маршак. М., 1954, с, 36.  ↑ 

68. Там же, с. 30.  ↑ 

69. Галанов Б. С.Я. Маршак. Очерк жизни и творчества. М., "Дет.лит.", 1965, с. 300.  ↑ 

70. Венгеров Н. Портрет поэта. - "Огонек", № 47, с. 19; Квасницкая М. Книга о большом писателе. - "Комсомольская правда", 1957, 26 янв., с. 3; Полозова Т. Книга о творческом пути С.Я. Маршака. - "Начальная школа", 1956, № II, с. 57-58; Прилежаева М. Книга о труде поэта. - "Новый мир", 1956, № 9, с. 266-268.  ↑ 

71. Там же, с. 268.  ↑ 

72. Дымшиц А. Заметки о творчестве Маршака. - В кн.: Русская советская поэзия и народное творчество. Л., 1955, с. 342-348.  ↑ 

73. Петровский М. В начале было слово народное. - "Дошкольное воспитание", 1965, № 1, с. 108-114.  ↑ 

74. Гусева Н.Н. Сказки С.Я. Маршака. - "Дошкольное воспитание", 1955, № 10, с. 41-47.  ↑ 

75. Редакционная статья. - "Новый мир", 1957, № 12, с. 181.  ↑ 

76. Johnstone Archie. Shall brothers be for athat.- "Worker", 1955, 30 Jan, p. 9.  ↑ 

77. Босев Асен. Самуил Маршак на 70 годовщине. - "Литературен фронт", 1957, 19 сент.  ↑ 

78. Genciova Miroslava. Umelecke mistrovsvi poesie pro deti. - "Ceskoslowenska rusistilca", 1957, № 4, c. 643.  ↑ 

79. Эльза Триоле. Открытое письмо. - "Лит. газета", 1957, 16 ноября, с. 3.  ↑ 

80. Приветствие С.Я. Маршаку. - "Лит. газета", 1957, 16 ноября, с. 3.  ↑ 

81. Дементьева И. В гостях у С.Я. Маршака. - "Сов. Россия"", 1957, 1 дек., с. 4.  ↑ 

82. Пузрина Г. На основе самодеятельности читателей. - В кн.: "Книга детям", М., 1957, с. 130-135.  ↑ 

83. Эткинд Е. Мастер поэтического портрета. - В кн.: "О литературе". Вып. 7. Л., 1962, с. 152.  ↑ 

84. Куценко И. С.Я. Маршак на Кубани. - "Кубань", 1962, № 5, с. 41-43.  ↑ 

85. Там же, с. 42.  ↑ 

86. Чуковская Л. Маршак - редактор. - В кн.: Детская литература", Вып. I. М., 1962, с. 12-104.  ↑ 

87. Сарнов Б. "Рифмуется с правдой". - В кн.: С. Маршак. Карусель. М., 1962, с. 9.  ↑ 

88. Лейбсон В. Современность в стихах С. Маршака. - "Дошкольное воспитание", 1961, № 1, с. 107-117. Лейбсон В. Короткие стихи - маленьким. - "Дошкольное воспитание", 1962, № 6, с. 103-108.  ↑ 

89. Ивич А. Заметки о стихах С. Маршака. - В кн.: А. Ивич. Воспитание поколений. М., 1960, с. 93.  ↑ 

90. Авакова А. Переводы С.Я. Маршака. - В кн.: Сборник студенческих работ. Вып. 4. Л., 1961, с. 7-18.  ↑ 

91. Разова В. Горький и Маршак. - "Вестник Ленинградского университета", вып. I. Л., 1964, с. 79-90; Разова В. Сонеты Шекспира в русских переводах. - В кн.: Шекспир в мировой литературе. M.-Л., 1964, с. 361-381; Разова В. С.Я. Маршак - переводчик для маленьких. - В кн.: Ученые записки (Ленингр. гос. пед. ин-та им. А.И. Герцена). Т. 270. Л., 1964, с. 253-265.  ↑ 

92. Детские писатели Б. Житков, К. Чуковский и С. Маршак. Метод. материал в помощь детским библиотекам. Воронеж, 1962, с. 27.  ↑ 

93. Чуковский К. Автор сильных и гордых стихов. - "Вечерний Ленинград", 1962, 31 окт., с. 3.  ↑ 

94. Кассиль Л. Щедрый талант. - "Известия", 1962, 3 ноября, с. 4; Галанов Б. Замечательный Маршак. - "Литература и жизнь", 1962, 2 ноября, с. 1; Токмакова И. Наш главный писатель. - "Мурзилка", 1962, № II, с. 6; Паперная Э. Друг песни. - "Костер", 1962, № 1, с. 42-44; Лейбсон В. Сатира и публицистика Маршака для детей. - "Дошкольное воспитание", 1962, №. II, с. 98-106; Петровский М. Самуил Маршак. - "Дошкольное воспитание", 1962, №. II, с. 85-93.  ↑ 

95. Зинченко Г. Читая Маршака. - В кн.: Детская литература. М., 1963, с. 17-67; Узилевский В. Встречи с Маршаком. - "Смена", 1962, 2 ноября, с. 3; Рубашкин А. Слушая Маршака. - "Сибирские огни", 1963, № 6, с. 167-172; Стржижовский Л., Томашевский Ю. "Мудрое, красивое..." В гостях у С.Я. Маршака. - "Учит. газета", 1962, 1 ноября, с. 4; Разова В. Человек из страны поэзии. - "Ленинградская правда", 1962, 3 ноября, с. 4.  ↑ 

96. Наровчатов С. Добрый и давний друг. - "Известия", 1963, 9 марта, с. 3.  ↑ 

97. Took Burns Soviet homes. Samuel Marshak dies at 76. From Peter Tempest.- "Daily worker", 1964, 6 July, p.1.  ↑ 

98. Коржавин Н. "И все, что видели, мы видели насквозь..." - "Лит.газета", 1965, 25 дек. Рец. на книгу: С. Маршак. Лирические эпиграммы. 6., "Сов. писатель", 1965; Балашова Н. Без скидок на "детскость". (Пьеса С. Маршака "Умные вещи" в Малом театре Москвы). - "Литературная Россия", 1965, 2 июля; Блок В. Торжество сказки. (Сказка С.Я. Маршака "Умные вещи" в Малом театре). - "Московская правда", 1965, 21 апр.; Валин И. Жизненная правда народной поэзии. (Пьеса С.Я. Маршака "Умные вещи" в Московском Малом театре. К гастролям в Риге). - "Советская Латвия", 1965, 4 авг.; Щербаков К. Пусть сердце умным будет. (Пьеса С.Я. Маршака "Умные вещи" в Малом театре. Москва). - "Учительская газета", 1965, 15 мая; Сарнов Б. "Каждый раз - исключение". - "Литературная газета", 1966, 26 мая. (Рец. на книгу: Вильям Блейк в переводах С. Маршака. М., "Худ. лит.", 1965).  ↑ 

99. Хьюз Эмрис. Битва за марку. "Лит. газета", 1966, 1 февр., с. 4.  ↑ 

100. Рассадин Ст. Книга про читателя. М., 1965, с. 92-93.  ↑ 

101. Рассадин Ст. Обыкновенное чудо. Книга о сказках для театра. М., 1964, с. 188.  ↑ 

102. Рассадин Ст. Так начинают жить стихом. Книга о поэзии для детей. М., 1967, с. 60.  ↑ 

103. Петровский М. Вначале было слово народное. - "Дошкольное воспитание", 1965, № 2, с. 116.  ↑ 

104. Автономова Н., Гаспаров М. Сонеты Шекспира - переводы Маршака. - "Вопросы литературы", 1969, № 2, с. 100-112; Пикач А.Н. С.Я. Маршак и некоторые вопросы современной лирики. - В кн.: "Советская литература. Проблемы мастерства". Ученые записки. (Лен. пед. ин-т им. А.И. Герцена). Т. 322. Л., 1968, с. 240-269.  ↑ 

105. Сарнов Б.М. Самуил Маршак. Очерк поэзии. М., "Художественная литература", 1968, с. 120.  ↑ 

106. Привалова Е. Таким я помню его... - "Детская литература", 1969, № 4, с. 26-30.  ↑ 

107. Разова В. Поэзия С.Я. Маршака. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Ленинградский ордена Ленина гос. университет им. А.А. Жданова. Л., 1964, с. 15.  ↑ 

108. С.Я. Маршак. Методические и библиографические материалы. Сост. Е. Панова. Томск, изд-во ТГУ, 1967, с. 2.  ↑ 

109. Куценко И. С.Я. Маршак на Кубани. - "Кубань", 1962, № 5, с. 41.  ↑ 

110. В журнале "Еврейская жизнь", № 6 (июнь) за 1904 года было помещено стихотворение за подписью "С.М." без названия, начинающееся словами "Наш свет, наш день угас, и солнце огневое..."  ↑ 

Система Orphus
При использовании материалов обязательна
активная ссылка на сайт http://s-marshak.ru/
Яндекс.Метрика