Главная > Эпистолярий > Алфавитный указатель переписки

Маршак С. Собрание сочинений в 8 томах.
Т. 8. - М.: Художественная литература, 1972.


Письмо С.Я. Маршака
И.М. Дольникову

Письмо № 217, с. 280-282.

Москва, 27 апреля 1955 г.

Дорогой тов. Дольников,

Мне очень жалко, что я не смог ответить Вам сразу1. Длительная болезнь помешала мне заниматься перепиской. Да и сейчас я еще, к сожалению, не могу ответить Вам так подробно, как хотелось бы.

Вы правы, - большинство работ, посвященных современным поэтам, а пишущим для детей в особенности, мало дают и читателю, и самому писателю. Чаще всего такие статьи и очерки пишутся общо, приблизительно, и легко допускают замену имени одного автора именем другого. Надеюсь, что наши молодые литературоведы и критики научатся писать портреты, более сходные, глубокие и правдивые. Хорошие портреты с одинаковой ясностью показывают тех, с кого они написаны, тех, кто их писал, и время, когда была сделана работа.

Вы спрашиваете меня о разных датах. Постараюсь ответить с возможной точностью. В Англии я учился с 1912 по 1914 год. С Горьким встретился в 1904 году, со Стасовым в 1902. Депутатом Моссовета был в 1939-1947 годах. До 1938 года я работал не только как писатель, но и как редактор (по должности числился "литературным консультантом" издательства). С 1938 года я оставил редакционную работу и с тех пор занят только своим писательским делом. Это, по-видимому, имела в виду В. Смирнова.

Печататься я начал более или менее регулярно с 1908 года. Кое-какие из моих юношеских стихотворений печатались и раньше, но в стихах этих не было еще ничего профессионального.

До революции я помещал стихи в "Стрекозе", "Сатириконе", в альманахе "Жизнь", в журналах "Северные записки", "Русская мысль" и др.

С английской детской поэзией ("Nursery Rhymes") я познакомился довольно давно. Еще раньше - с русской. Легкость, отчетливость и разнообразие ритмов, веселая и смелая игра словами и даже звуками, причудливость и неожиданность сюжетных поворотов - все это привлекало меня в русской народной поэзии еще с детства. С английскими детскими песенками я подружился в студенческие годы.

По сравнению с этими отобранными временем образцами народной поэзии стихи, печатавшиеся в предреволюционных детских журналах, сборниках и книжках-картинках, казались мне беспомощными, бесформенными, пресными изделиями любительской стряпни.

С первых лет моей работы в области литературы для детей я стал вольно и невольно воевать за народные традиции против доморощенного слащавого стихоплетства. Из лаконичных, внутренне законченных песенок постепенно стали у меня складываться сказки ("О глупом мышонке"), или маленькие стихотворные повести вроде "Пожара".

У народной поэзии я учился не только словесной игре, но и стройности, цельности композиции ("Багаж", "Вот какой рассеянный").

Кстати, стихотворные формы, которые на первых порах представлялись пригодными только для игривых, смешных стихов, на практике оказались несравненно более емкими и "грузоподъемными". Скажем, "Война с Днепром" или "Почта" также состоят из коротких, афористических стихотворений, что и "Сказка о глупом мышонке" или "Вчера и сегодня".

Да и в "Были-небылице" - при всей серьезности задачи - Вы найдете те же принципы.

Вы спрашиваете, какие темы и проблемы являются для меня основными. Я бы ответил на это коротко.

Я люблю работающих людей - тех, кто делает свое дело мастерски, весело, щедро. Сейчас о труде пишут немало, но несколько однообразно и подчас назидательно. А между тем о труде можно и должно говорить совершенно по-разному. Пожарный Кузьма, почтальон, врач из "Ледяного острова", столяр, превративший дерево в стол, падчерица из "Двенадцати месяцев", которую все месяцы знают в лицо, потому что видели ее и на грядках, и у проруби, и в поле, и в лесу, - вот герои моих книжек. А самодовольное тунеядство мне всегда было отвратительно, будь его носителем мистер Твистер или свиное семейство из "Кошкина дома" ("Я свинья, и ты свинья, все мы, братцы, свиньи...").

Хорошо и честно исполненное дело мне всегда кажется подлинно поэтическим. Вот почему мне захотелось углубить перспективу современной вполне реальной повести о "Ледяном острове", связав ее со старинным героическим преданием об Удресте - "пристани отважных сердец".

О "Лирической тетради" говорить второпях мне трудно и не хочется2. Скажу только одно. Мне думается, лирика всегда должна являться результатом большой сосредоточенности, бережного накопления мыслей и чувств. Этого пути я стараюсь держаться и в своей оригинальной лирике, и в переводах. А уж насколько это удается, судить не мне, а Вам.

Желаю Вам успеха.

С. Маршак

______________

1. В письме от 29 марта 1955 года И.М. Дольников (Ленинград), студент филологического факультета университета, рассказал о своей работе над дипломом "Детская поэзия С.Я. Маршака"; задал поэту ряд вопросов.  ↑ 

2. И.М. Дольников спрашивал об авторском отношении к "Лирической тетради".  ↑ 

Система Orphus
При использовании материалов обязательна
активная ссылка на сайт http://s-marshak.ru/
Яндекс.Метрика