Главная > Эпистолярий > Алфавитный указатель переписки

Маршак С. Собрание сочинений в 8 томах.
Т. 8. - М.: Художественная литература, 1972.


Письма С.Я. Маршака
М. Горькому

1

Письмо № 60, с. 93-97.

Ленинград, улица Пестеля (бывш. Пантелеймоновская),
14, кв. 11, 9 марта 1927 г.

Дорогой Алексей Максимович,

Двадцать лет я не видел Вас. Не знаю, как это вышло. Когда Вы были в России, я был за границей, потом - с начала войны - жил в провинции. Вернулся же я в Питер летом 1922 года - вскоре после Вашего отъезда отсюда1.

Но я был так взволнован и обрадован, когда А. Н. Старк сказала мне, что Вы не забыли меня2. Наша встреча на даче у Стасовых, потом Ялта, Куоккала3, - все это стало для меня эпосом.

Кажется, до Вас дошли мои книжки, посланные через Наркоминдел. Понравились ли они Вам? Скоро пошлю еще, если Вам интересно.

К детской литературе я пришел странным путем. В 1913 году я познакомился с очень любопытной школой в южном Уэльсе (Wales). Дети жили там почти круглый год в палатках, легко одевались, вели спартанский образ жизни, участвовали в постройке школьного дома. Я прожил с ними около года - и это было счастливейшим временем моей жизни. Во всяком случае, это было единственное время, когда я чувствовал себя здоровым. После революции я работал в наших колониях для ребят. Блэк и народная детская поэзия - вот еще что привело меня к детской литературе. А к тому же у меня дома есть читатели, которые иногда заказывают мне книги - мои маленькие сыновья.

О нашей редакционной работе рассказывала Вам А. Н. Старк. В отделе дет<ской> литературы Госиздата, когда мы начинали работу, преобладали профессиональные детские писательницы и переводчицы. Большинство книг о природе, технике, путешествиях - было переводом или компиляцией. Детей приучали к литературно-безличному, шаблонному, переводному языку. Бывали и хорошие книги, но редко. Значительная часть старой детской литературы отметалась по педагогическим соображениям. В последнее время выработался новый шаблон - бытовая беллетристика и поэзия для детей (детдом, школа, беспризорные, пионеры, дети - участники гражданской войны) с псевдосовременным жаргоном и надуманным бытом, или "производственная" литература - довольно сухая и скучная. Трудно было начинать в таких условиях.

Мы притянули к работе самых разнообразных людей - Николая Тихонова (видели ли Вы "От моря до моря" и "Военных коней"?), Пришвина ("Рассказы егеря Михал Михалыча"), Чапыгина4, Бориса Житкова - очень наблюдательного и бывалого человека ("Про слона", "Морские истории", "Паровозы", "Река в упряжке")5. Очень было бы хорошо, кабы можно было обходиться в детской литературе без "посредников" - популяризаторов и компиляторов. Мы привлекли людей ценных для нас своим личным жизненным опытом: участников экспедиции, охотников, революционеров и т. д. Новорусский написал "Тюремных Робинзонов" о Шлиссельбургской крепости6, Лебеденко - о своих полетах в Китай и с амундсеновской экспедицией на Север7. Молодой писатель, охотник и зоолог Бианки написал большую книгу (она еще не вышла) - "Лесная газета", лесные события за год.

В книжках для маленьких мы избегаем "сюсюканья" - подлаживания к детям. Нет ничего лучше народных детских прибауток, песенок, считалок, скороговорок-тараторок, "дразнилок". Очень важно достигнуть в детской книжке четкости, пословичности. Как говорит мой товарищ по работе - художник Лебедев, текст книжки дети должны запомнить, картинки вырезать, - вот почетная и естественная смерть хорошей детской книжки.

Для старших очень нужна большая повесть, роман. Почему-то в Англии многие писатели для взрослых умели и умеют писать и для детей. А у нас сложность - и формальная и психологическая - мешает людям писать для детей.

Про меня говорят, что я стремлюсь всех превратить в детских писателей. Ну что ж, попробуем.

Очень мешает нам в работе отношение педагогов (а они почти единственные, к сожалению, критики и рецензенты дет. литературы). Почти всегда они оценивают произведение только со стороны темы ("Что автор хотел сказать?"). При этом они дают похвальные отзывы часто явно бездарным произведениям и порицают талантливые книжки, не подходящие под их рубрики. Прежде всего они боятся сказочности и антропоморфизма. По их мнению, фантастика (всякая) внушает детям суеверие. Напрасно в спорах мы указывали, что всякий поэтический образ грешит антропоморфизмом - оживлением, очеловечиванием всего окружающего. Один из педагогов на это ответил мне: если поэтическое сравнение употребляется со словом "как" ("то-то, как то-то"), тогда можно; если же без слова "как", - то сравнение собьет ребят с толку. Веселые книжки - особенно те, в которых юмор основан на нелепице, - упрекают в легкомыслии и в том, что они вносят путаницу в детские представления.

В отношении текста и рисунка есть еще одно неправильное суждение. Требуют, чтобы весь текст, все слова и обороты речи были понятны ребенку, а это чаще всего ведет к зализанности и приглаженности, к вытравлению личности писателя из произведения. А вот я помню, что в возрасте 9-10 лет я читал книги, где не все было мне одинаково понятно. Надо же узнавать новые слова и новый, непривычный склад речи. То же требование, предъявляемое к рисунку, часто лишает рисунок того же, главного: личности художника. Пусть люди с юности приучаются к тому, что художественные образы не летят сами, как гоголевские галушки, в рот, а иногда требуют от читателя сосредоточенного внимания и активности. Конечно, мы и сами, как только можем, стремимся к простоте.

Простите, что так пространно пишу. Мне очень хочется, чтобы Вы, Алексей Максимович, были в курсе наших дел.

В последнее время нам принесли интересную книгу - автобиографического характера. Автор - рабочий Гудим, слесарь "Красного Арсенала", 39 лет8. С необычайной эпической полнотой, простым и торжественным стилем повествует он о своем отце, хозяине, товарищах по мастерской; все они так хорошо у него разговаривают, курят, пляшут. Местами очень трогательно, местами же неуклюже и даже нелепо. Автор - и художник (скульптор), и изобретатель. Думаю, что эту вещь надо напечатать без поправок, но с предисловием. Если бы автор был помоложе, следовало бы, быть может, воздержаться от печатанья первой его книжки и ждать от него других вещей. Но ведь ему около 40 лет, и он почти неграмотен. А было бы жаль, если бы пропал такой любопытный документ. Если хотите, я пошлю Вам эту вещь, когда будет переписана.

Ну вот. Написал целую повесть. Кабы можно было бы увидеться с Вами! А то пишешь и не знаешь, о главном ли говоришь, о самом ли важном. К тому же я сейчас совсем болен. Вероятно, скоро мне удастся поехать на месяц - на два в Кисловодск, - полечить сердце и отдохнуть.

Напишите мне, дорогой Алексей Максимович. Был бы рад узнать, как поживает Максим, его жена и дочь.

Если я уеду, - адрес останется тот же: письмо мне перешлют.

Примите мой привет.

С. Маршак

______________

Автографы писем С.Я. Маршака к А.М. Горькому хранятся в Архиве А.М. Горького.

1. А.М. Горький выехал за границу из Петрограда 16 октября 1921 года.  ↑ 

2. А.Н. Старк, сотрудница ленинградского отделения ОГИЗа, побывала у А.М. Горького на острове Капри и познакомила его с книгами отдела детской литературы ЛенОгиза.  ↑ 

3. С.Я. Маршак вспоминает о встречах с А.М. Горьким на даче у Стасовых - 22 августа 1904 года, в Ялте (в марте - мае 1905 года), в Куоккала (Финляндия) - 11 июня 1905 года.  ↑ 

4. Ленинградская редакция Гиза к этому времени выпустила книжку А. Чапыгина "Весна в лесу" ("Сказки"), Гиз, Л. 1926.  ↑ 

5. Книга "Река в упряжке (Волховстрой)" вышла под редакцией Б. Житкова (Гиз, М. - Л.) в 1927 году.  ↑ 

6. Главы из книги М.В. Новорусского печатались ранее в журнале "Воробей" (см. письмо № 57). Отдельной книгой издано в 1926 г.  ↑ 

7. Писатель А.Г. Лебеденко (р. 1892 г.) участвовал в авиационном перелете 1925 года Москва - Пекин и в перелете Ленинград - Шпицберген на дирижабле Нобиле (1926 г.), о чем рассказал в книгах для детей "Как я летал в Китай" (Гиз, Л. 1926) и "На полюс по воздуху" (Гиз, М. - Л. 1927).  ↑ 

8. Книга не была выпущена ленинградской детской редакцией.  ↑ 

2

Письмо № 61, с. 97-98.

Ленинград, 22 апреля 1927 г.

Дорогой Алексей Максимович,

Я так рад, что Вы не забыли меня и между нами снова установилась переписка. Меня очень ободрил Ваш отзыв о моих книжках1. Перед отъездом я оставил А.Н. Старк для отсылки Вам новые издания.

Если Вам интересно, я буду посылать Вам некоторые рукописи из материала, поступающего в редакцию. Но, может быть, Вас так обременяют чтением рукописей, что лучше воздержаться от присылки новых? Иногда к нам приходят очень занимательные вещи. Правда, большей частью это автобиографический материал, свидетельские показания. Но так интересно, когда в первый раз говорит о себе то молодое поколение, которое до сих пор являлось загадкой. Любопытно, когда впервые начинают подавать голос те края и окраины России, которые либо совсем еще не давали писателей, либо подчинялись в прежнее время "столичным" классически литературным требованиям, урезывая при этом свою самобытность, заглушая свой акцент.

При таких обстоятельствах редакторство превращается в кладоискательство и требует сугубой осторожности и трезвости.

Очень жалко, что пропало Ваше письмо с рецензией, посланное на имя А.Н. Старк. Нам всем так интересен и важен Ваш отзыв.

Последняя новость в нашем детском отделе Госиздата - дешевая библиотека для города и деревни2. Выйдет книжек 50 с рисунками (по пятаку и по гривеннику). Лебедев - молодец: он добился того, что эти книжки по внешности будут не хуже дорогих книжек3. Кстати, первое издание "Жизни и приключений Максима Горького"4 целиком разошлось в короткое время. Было бы чудесно, если бы сам Максим Горький дал нам повесть, рассказ или сказку - для маленьких или для старших, все равно.

Я все еще нездоров, и живу за городом (в Павловске) и на днях еду в Кисловодск в санаторию.

Мой адрес остается прежний (Ленинград, улица Пестеля, 14, кв. 11). Письма мне будут пересылать.

Жму крепко Вашу руку и шлю привет Максиму.

С. Маршак

______________

1. В письме от 21 марта 1927 года А.М. Горький писал с острова Капри:

"Очень обрадован Вашим письмом, дорогой мой Маршак; посылка и Ваши отличные книжки очень понравились; я их похвалил в письме к Старк. Желал бы я знать: дошло ли до нее это письмо? Оно имело характер рецензии о детских книгах, я расхвалил в нем Бианки, Житкова, Тихонова, художников. Лебедева и Вас - за стихи - особенно. Чудесны Ваши переводы английских песенок для детей, жаль, что мало Вы дали их" (М. Горький, О детской литературе, изд. 3-е, "Детская литература", М. 1968, стр. 177). Письмо к А.Н. Старк хранится в Архиве А.М. Горького (не опубликовано).  ↑ 

2. В серии "Дешевая библиотека Гиза. Серия школьника и пионера" вышли книги: М. Ильин, Рассказ о великом плане, изд. 2-е, М. - Л. 1930; И.А. Груздев, Жизнь и приключения Максима Горького, изд. 4-е, М. - Л. 1926, и другие.  ↑ 

3. В.В. Лебедев в то время работал редактором по оформлению книг в отделе детской литературы ЛенОгиза.  ↑ 

4. Первое издание книги виднейшего биографа и исследователя творчества А.М. Горького - И.А. Груздева (1892-1960) вышло в свет в 1926 году (Гиз, М. - Л.).  ↑ 

3

Письмо № 76, с. 114-117.

Ленинград, 30 января 1930 г.

Дорогой Алексей Максимович,

Вашу статью1 я прочел в поезде между Ирбитом и Свердловском, возвращаясь из сибирского колхоза "Гигант"2.

Гигант и Вы вернули мне бодрость и желание работать.

Признаться, я сильно приуныл в последнее время. Самая жестокая критика допустима и законна в наши дни, когда все проверяется и переделывается. Но если в полемике сводятся личные счеты, передергиваются карты, - это очень обидно. Посмотрите, как это делается. В "Литерат<урной> газете" защитники Флериной и Кальма3, отвечая Вам4, цитируют - на этот раз уже не меня, а Чуковского ("Давай-ка, женушка, домок наживать" и "Нечистым трубочистам стыд и срам"), а Кальм приплетает даже - и совершенно некстати - одиозное имя Пильняка5.

Почти в каждом № "Лит<ературной> газ<еты>" говорится о писателях, группирующихся вокруг редакции Госиздата и возглавляемых мною и Чуковским. На самом деле Чуковский никогда не имел никакого отношения к редакционной работе Госиздата. Темы и приемы работы у меня и у Чуковского совершенно различны. Единственное общее у нас - да и то на самый поверхностный взгляд - это пользование словесной игрой. Но ведь тем же приемом пользуются, только не всегда удачно, и люди, подписавшие "открытое письмо М. Горькому" - С. Федорченко (всякие "Словца без конца") и прочие. В том-то и беда, что "Литературн<ая> газета" "не косит сплошь" - по выражению Тютчева6.

Вылавливая из всего мною написанного шутки и безделушки (от которых я отнюдь не отрекаюсь), она сознательно замалчивает тот факт, что я был в советское время одним из первых детских писателей, которые отошли от традиционных тем и приемов. Вы знаете мои книги "Вчера и сегодня", "Отряд", "Почту", "Мастера", "Рубанок" и др.

Но, может быть, моя редакторская деятельность дает повод упрекать меня в следовании традициям буржуазной детской литературы? Редакция, в которой я работаю, дала советскому ребенку такие книги о революции, гражданской войне, советской технике, как "От моря до моря" Ник. Тихонова, "Осада дворца" и "Впереди всех" Каверина, книги Бор. Житкова, Ильина, Олейникова, Ал. Слонимского, "Республику Шкид"7, "Реку в упряжке"8. Что могут противопоставить всему этому авторы "открытого письма", говорящие о необходимости воспитания борцов за социализм? <...>

Беда не в том, что они пишут плохо, а в том, что они создают псевдодетскую и псевдосоветскую книгу.

Хорошо ответил Луначарский Флериной на одном из недавних диспутов. Она сказала: "Я против приспособления к детям". Он ответил: "Да, вы предпочитаете приспособляться ко взрослым"9.

Спор в "Лит<ературной> газете" идет не обо мне. Спор идет между людьми, пытающимися создать грамотную, добросовестную по материалу советскую детскую книгу, с поставщиками дешевого литературного товара.

Но это столкновение случайно совпало с тем огромным сдвигом, который ощущается сейчас не только в детской литературе, но и во всей нашей жизни. Время требует от нас проверки всего, что мы делаем. Появляется новый читатель - в каждом колхозе, в каждом заводском поселке - детский сад, детская библиотека. Этот читатель живет в новых условиях и требует новой книги. Нужна серьезная операция. Но при этом надо думать о том, чтобы не убить больного, не лишить детскую книгу жизненных соков.

Письмо мое вышло слишком пространным. Я хотел бы еще поделиться с Вами своими колхозными впечатлениям, но сделаю это в другой раз.

Крепко жму руку.

С. Маршак

Спасибо за книгу ("Rhein").

Мы переведем ее.

______________

1. А.М. Горький, Человек, уши которого заткнуты ватой. - "Правда", 1930, № 19, 19 января.  ↑ 

2. По поручению журнала "Наши достижения", С.Я. Маршак ездил в творческую командировку в колхоз "Гигант" (Ирбитский район Свердловской области). Статья С.Я. Маршака "Гигант учится" была напечатана в июльском номере журнала "Наши достижения" в 1930 году.  ↑ 

3. Е. Флерина - в то время председатель комиссии по детской книге Наркомпроса РСФСР, автор статьи "С ребенком надо говорить всерьез" ("Литературная газета", 1929, № 37, 30 декабря); Д. Кальм - автор статьи "Против халтуры в детской литературе" ("Литературная газета", 1929, № 35, 16 декабря).  ↑ 

4. Речь идет об "Открытом письме М. Горькому", опубликованному в "Литературной газете", 1930, № 4, 27 января. Авторы письма - группа детских писателей и деятелей детской книги - пытались взять под защиту выступления Д. Кальма и Е. Флериной, подвергнутые суровой критике А.М. Горьким в статье "Человек, уши которого заткнуты ватой".  ↑ 

5. В том же номере "Литературной газеты" Д. Кальм поместил свое "Открытое письмо М. Горькому", в котором, между прочим, ставил детские стихи С. Маршака в один ряд с формалистическими опытами Пильняка.  ↑ 

6. Из стихотворения Ф.И. Тютчева "Две силы есть, две роковые силы...".  ↑ 

7. Повесть Г. Белых и Л. Пантелеева "Республика Шкид"; первое ее издание было выпущено ленинградской детской редакцией в 1927 году.  ↑ 

8. Книга под редакцией Б. Житкова, выпущенная ленинградской детской редакцией в 1927 году.  ↑ 

9. Имеется в виду доклад А.В. Луначарского, произнесенный им в Доме печати в Москве на дискуссии о детской литературе (декабрь 1929 г.).  ↑ 

4

Письмо № 92, с. 140-141.

Hampteau-en-Ardenne1, 5 августа 1933 г.

Дорогой Алексей Максимович,

Пишу Вам из маленького городка в Арденнах, где я провожу последние недели перед возвращением домой.

С огромной радостью узнал я из газет о том, что Детиздат становится реальным фактом. Хотелось бы только, чтобы новое издательство было построено и оборудовано заботливо, бережно и любовно, чтобы ему дали с самого начала все необходимое для жизни и процветания.

Сейчас я хочу обратить Ваше внимание на одно дело, по-моему очень интересное и нужное. Несколько месяцев тому назад при Комитете пропаганды и популяризации научных знаний (в Академии наук СССР) образовалась редакция - с участием Келлера, Ольденбурга, Ферсмана, Самойловича, Борисяка и др.2, которая взяла на себя заботу о создании серии научно-популярных книг для детей и юношества. Редакция предполагала привлечь к работе и крупных ученых, и молодых научных работников, участников многочисленных экспедиций. Участники экспедиций, разбросанные по всей территории Союза, могли бы дать юношеству живую и полную географию и этнографию нашей страны - в очерках, в письмах, путевых записках, отрывках из дневников, в фотографиях и рисунках. Конечно, в литературной обработке материала многим из авторов пришли бы на помощь писатели, входящие в редакцию.

Перед моим отъездом из СССР было затеяно и даже начато несколько книг. А.Е. Ферсман взялся писать о "Завоевании пустыни"; молодой ботаник Родин - о поисках советского каучука, С.Ф. Ольденбург - о Таджикистане. Предполагалось привлечь сотрудников Вавилова - "охотников за растениями". Но, конечно, основной контингент авторов должен был состоять из молодежи.

Теперь все это дело как будто замерло3. О нем, очевидно, стали забывать среди множества других дел и забот. А между тем эта серия книг могла бы быть ценным вкладом в Детиздат.

Мне кажется, что люди, которые возглавят новое детское издательство и в Ленинграде и в Москве, должны отнестись со вниманием к этой затее и не дать ей заглохнуть. Я уверен, что из тысяч научных работников и участников экспедиций найдется десяток-другой талантливых пропагандистов науки, а материал - живой и увлекательный - есть в наше время у всех.

Председателем редакционного комитета был сперва акад. Келлер (руководитель ботанического института в Ленинграде), а потом Ольденбург. В курсе этого дела был Желдин, руководитель ленинградской "Молодой гвардии".

В конце августа или в самом начале сентября я вернусь в СССР. Застану ли я еще Вас в Москве?

Крепко жму руку

С. Маршак

______________

1. Письмо послано из Бельгии, с курорта в Арденнских горах на востоке страны.  ↑ 

2. В редакцию вошли академики - геолог и палеонтолог А.А. Борисяк (1872-1944), ботаник-эколог Б.А. Келлер (1874-1945), востоковед С.Ф. Ольденбург (1863-1934), полярный исследователь, профессор Р.А. Самойлович (1881-1938).  ↑ 

3. Действительно, ни одна из упомянутых книг не вышла в свет. Часть материалов была напечатана в номере журнала "Литературный современник", Л. 1933, № 12 (номер подготовлен ленинградской детской редакцией). В журнале были напечатаны статья академика С. Ф. Ольденбурга "Наука и дети", работа ученого-физика Я. Дорфмана "Рассказы об ученых".  ↑ 

5

Письмо № 97, с. 144-145.

Севастополь, 19 мая 1935 г.

Дорогой Алексей Максимович,

Перед самым отъездом узнали о самолете1. Рядом с нами на вокзале за столом сидит летчик. Лицо у него хмурое, как будто даже равнодушное.

Мы спрашиваем: - Знаете ли, что случилось?

Он отвечает, сдвинув брови:

- Что ж, не первый, не последний... Будет еще всякое!

Видимое равнодушие этого летчика, - залог нашей силы!

Да здравствует самолет "Максим Горький"!

Да здравствует сам Горький!

С. Маршак

______________

1. 18 мая 1935 года произошла катастрофа с агитсамолетом-гигантом "Максим Горький".  ↑ 

6

Письмо № 101, с. 148-149.

Ленинград, 4 октября 1935 г.

Дорогой Алексей Максимович,

Недавно вернулся из Сочи и очень обрадовался Вашему письму, Вашему почерку1.

Присланную рукопись Могилянской и Тась прочел внимательно и думаю, что надо поработать с этими людьми. Способности у них несомненно имеются, но им следовало бы добиться большей лаконичности и конкретности. Я с удовольствием окажу авторам всяческую помощь, но для этого мне нужно встретиться с ними - в Ленинграде или в Москве. Возможно ли это? Исправлять стихи без участия авторов невозможно, - ведь тут дело не в отдельных строчках, а в укреплении всей вещи. Я хотел бы познакомиться с авторами и для того, чтобы получше узнать и определить их литературные возможности.

Но как это сделать? Думаю, что Петр Петрович2 может организовать нашу встречу, когда вернется в Москву.

Долго ли Вы пробудете в Крыму?

Я сейчас работаю над английскими и шотландскими народными балладами3. Очень хочу показать их Вам, когда они будут готовы. За лето написал и новые детские стихи4.

Сейчас вернулся к редакционной работе и ушел в нее с головой. В ближайшее время ЦК Комсомола созывает совещание по детской литературе, и меня опять нагрузили докладом5. Мечтаю о том времени, когда я наконец освобожусь от докладов и буду заниматься тем, что люблю больше всего - писанием сказок, редакционной работой и детским университетом6.

Кстати сказать, за последнее время к нам в редакцию поступают очень талантливые стихи, сказки, повести, написанные никому не известными людьми. Эти люди нуждаются в моей помощи, а меня то и дело отрывают для участия в заседаниях и конференциях.

Очень хочу поскорее увидеть Вас, дорогой Алексей Максимович. Надеюсь, Вы здоровы и бодры.

Крепко жму руку.

С. Маршак

______________

1. В письме от 17 сентября 1935 года А.М. Горький просил С.Я. Маршака подготовить к изданию стихи и рисунки двух женщин-заключенных, работавших на строительстве канала Москва - Волга (письмо не опубликовано).  ↑ 

2. П.П. Крючков.  ↑ 

3. См. прим. 12 к письму № 98.  ↑ 

4. "Дремота и Зевота", "Волк и лиса", "Сундук (Норвежская народная сказка)" и другие стихи для детей.  ↑ 

5. Первое совещание по детской литературе при ЦК ВЛКСМ состоялось 16-17 января 1936 года. С.Я. Маршак выступил на нем с докладом "За большую детскую литературу".  ↑ 

6. Детский университет - клуб для литературно одаренных детей ("Дом детской литературы") в Ленинграде (см. письмо № 178).  ↑ 

7

Письмо № 104, с. 151.

<Ленинград, 28 марта 1936 г.>

Дорогой Алексей Максимович

В день рождения как и всегда желаю Вам здоровья, сил для Вашей высокой работы

Приветствую Вас с каждым годом люблю Вас больше

Ваш Маршак

______________

Телеграмма в связи с 68-летием со дня рождения А.М. Горького.

Система Orphus
При использовании материалов обязательна
активная ссылка на сайт http://s-marshak.ru/
Яндекс.Метрика