С.Я. Маршак - Художники - Ю. Молок - О В.М. Конашевиче


Искусство книги. Вып. второй. 1956-1957.
"Искусство", М., 1961. С. 99-104.

Ю. Молок

Путь одной детской книги

Графическая серия к тому или иному литературному произведению часто рождается не сразу. Художник иногда на протяжении многих лет возвращается к своей работе. При этом им руководит не только забота о совершенствовании своего искусства. Само желание вновь и вновь прочесть книгу продиктовано потребностями времени, той, всякий раз новой, жизнью, которую получает литературное произведение, встречаясь со следующим поколением читателей. Отбрасывая старые, художник создает новые варианты иллюстраций, и всегда в них присутствуют уже другие черты, свойственные искусству другого времени.

Так происходит не только с работами, которые долгие годы лежат в мастерской художника или зреют в его замыслах, но и с теми иллюстрациями, которые вошли в книгу, изданы, стали привычным достоянием читателя.

Особенно подвержены изменениям иллюстрации в детской книге: быть может, это случается потому, что именно здесь иллюстрация так необходим?.. В самом деле, трудно представить себе детскую книгу без картинок, по которым начинается знакомство ребенка с окружающим миром. Детская книга в сказке или рассказе, песенке или загадке раскрывает реальные черты нашей жизни. Стремление сделать детскую книгу близкой и понятной все новым маленьким читателям толкает писателя и художника, особенно в книгах на современную тему, к новым решениям даже при переиздании казалось бы удачных детских книг.

Долгая жизнь, разумеется, уготована не каждой детской книге. Детская книга обладает своими особенностями, которые диктует ей маленький читатель. Мир открывается его взгляду внове, необычным и ярким. Книга будет неизменно притягивать к себе ребенка, если она наполнена действием, занимательна, если сказочное в ней напоминает реальное, а реальное увлекает, как сказочное.

Именно так создавалась советская литература для детей, создавалась в спорах с теми "суровыми педантами реализма, - по выражению А.В. Луначарского, - которые считают, что мы обманываем ребенка, если в нашей книжке рукомойник заговорит"1.

Одна из таких детских книжек, в которой рассказ о реальном событии заключен в увлекательную сказочную форму - "Пожар" С.Я. Маршака. Раннее произведение советской детской литературы, оно, начиная с 1923 года и по сей день, регулярно появляется с рисунками В.М. Конашевича в многочисленных переизданиях. Множество изменений претерпел за это время текст книжки и ее изобразительное решение.

В рассказе о пожаре Маршак наделил всех действующих лиц чертами живых персонажей, которые двигаются, шумят, разговаривают - словом, активно участвуют в развитии события. Огонь кричит, ревет, "а пожарника Кузьму задушить хотел в дыму". Писатель сравнивает огонь со зверем, злодеем и, как в сказке, заставляет его просить пощады у храброго пожарника.

Злой огонь шипит из щели:
- Пощади меня, Кузьма,
Я не буду жечь дома!
- Замолчи, огонь коварный:
говорит ему пожарный.
- Покажу тебе Кузьму!
Посажу тебя в тюрьму!

Между тем в книге речь шла о реальном событии, которое развивалось в реальном времени и реальном пространстве. Именно с этого и начинался рассказ: "На площади базарной, на каланче пожарной...". Четко обозначив реальную среду рассказа, писатель стремительно разворачивал обильное действие, события страшные и невероятные. Это почувствовал и Б.М. Кустодиев, нарисовавший обложку к первому изданию книги (изд-во "Радуга", 1923). Художник стремился как можно больше действия, содержания книги вместить в рисунок на обложке и передать в то же время масштабность события. Шумная базарная площадь, населенная множеством людей, почти во всю плоскость листа огромная пожарная вышка, вдали - горящий дом, громадные клубы дыма, и сверху вниз большими красными буквами написано - "Пожар". Трудно сказать, как бы проиллюстрировал всю книгу Б. Кустодиев, слишком много сказал он в обложке, которая потому вышла излишне обстоятельной. Это скорее лубочная картина, четко деленная на планы, с обилием бытовых деталей. И потому она не зовет внутрь книжки, а понуждает к долгому разглядыванию, замкнута в себе.
Б.М. Кустодиев. Обложка.      В.М. Конашевич. Титульный лист.
Б.М. Кустодиев. Обложка.
    
В.М. Конашевич. Титульный лист.

В рисунках или, как тогда называли, "картинках" Конашевича к уже первым изданиям книги лежал принцип ясной последовательности развития действия. Характерно, что на обложке Конашевича к первому изданию (она осталась неизданной; оттиск хранится в отделе графики Русского музея), художник изобразил лишь пожарных, разматывающих пожарную кишку. Так начинался изобразительный рассказ. И в этом было стремление вовлечь детей в книгу, а вместе с тем в игру. "Я думаю, поэма Маршака "Пожар" оттого-то и радует малых детей, что она выросла из игры в пожарных, которую так любят городские ребята", - писа2л К. Чуковский. И обратно. "У детей книжка "Пожар" вызвала интересную жизнь"3.

В.М. Конашевич. С. Маршак. "Пожар". Изд-во "Радуга", 1923. Иллюстрация.

В.М. Конашевич. С. Маршак. "Пожар".
Изд-во "Радуга", 1923. Иллюстрация.

При таком методе иллюстрирования, в котором сказалась забота о создании цельного художественного организма книги, обнаружились те стороны таланта Конашевича, которые впоследствии определили его в ряду крупнейших художников советской детской книги. Это - умение населить книгу разнообразными приметами жизни и сказки, в движении увлекательного рассказа представить маленькому читателю-зрителю красочный мир, полный неожиданностей и открытий, радостей и волнений. Художник изображает действие не только в пределах одного листа, одного разворота, но нередко разбивает лист на несколько сценок, самостоятельных и в то же время декоративно и композиционно связанных друг с другом. Обильно и живо разворачивающееся действие обладает внутренней строгой логикой, позволяющей детям нащупать связи в огромном разнообразии вещей.

Иллюстрируя "Пожар", Конашевич дружно шел с Маршаком, стихи которого вполне обладали теми качествами, которые К. Чуковский назвал первой заповедью автора литературы для детей: ". . . наши стихотворения должны быть графичны, то есть в каждой строфе, а порою и в каждом двустишии должен быть материал для художника, ибо мышлению младших детей свойственна абсолютная образность... А так как детское зрение на первых порах воспринимает не столько качества вещей, сколько их движения, их действия, сюжет поэмы для малых детей должен быть так разнообразен, подвижен, изменчив, чтобы каждые пять-шесть строк требовали новой картинки"4. Вспомним, что и Чуковский назвал при рождении своего "Мойдодыра", впервые изданного в том же, что и "Пожар" Маршака, 1923 году, кинематографом для детей (рисунки Ю. Анненкова, "Радуга", 1923).
В.М. Конашевич. С. Маршак. "Пожар". Изд-во "Радуга", 1923. Иллюстрация.

В.М. Конашевич. С. Маршак.
"Пожар". Изд-во "Радуга",
1923. Иллюстрация.

Сказочная интонация, свойственная стиху "Пожара", передалась и художнику. Она очевидна во всех взаимоотношениях, во всех сцеплениях изобразительного рассказа. В наивно грубоватых, словно ярко раскрашенных от руки цветных литографиях Конашевич достиг увлекательной красочности зрелища. Сам характер изображения в "Пожаре" носил черты сказочной выразительности, лепых нелепиц. Забавны маленькие фигурки пожарных - они обладают чертами сказочных героев, падают с крыши и остаются невредимыми, огонь посрамлен, он будет жить теперь только в "печке, только в лампе и на свечке", пожарник Кузьма отдает спасенную им кошку Лене, добрые и лихие пожарные - герои рассказа - едут с пожара. И здесь художник дополняет рассказ, он заключает его забавным портретом Кузьмы, портретом, правда, ироническим - художник и здесь не хочет терять шутливой интонации.

"Пожар" стал одной из любимых детских книг. Книга в обложке Б. Кустодиева с картинками В. Конашевича переиздавалась в те годы почти ежегодно. В пятом издании книги (ГИЗ, 1928) писатель, а с ним и художник отказались от ряда второстепенных эпизодов, замедлявших развитие действия. В книге более рельефно выступили главные герои - отважные и смелые люди, победившие огонь. Книга получила и новую обложку, принадлежащую на этот раз Конашевичу - на ней была нарисована бешено мчащаяся через мост пожарная упряжка, действие разворачивалось еще стремительнее. Художник освободился здесь от некоторой декоративности, изысканности рисунка, идущей от мирискуснических традиций. В рисунках стало видно тяготение к более пластическому решению, в чем сказалось близкое соседство с В. Лебедевым и его школой. Художник смело строит композицию по диагонали, подчиняя ее энергичным ритмам движения, он свободней разбрасывает фигуры на белом поле страницы, которая стала достаточным местом для развития действия. Правда, само изображение было несколько схематичным. Фигурки персонажей казались нарочито огрубленными, им не доставало живой непосредственности.

В.М. Конашевич. Обложка.

В.М. Конашевич. Обложка.

Дальнейшие искания художника шли по пути все большего сближения с реальностью. В 1930-е годы образ в книжной иллюстрации требовал убедительности живой натуры. И потому Конашевич в тринадцатом издании "Пожара" (1937) прибегнул к свободному рисунку цветными карандашами, рисунку, обладающему качествами живого наброска с натуры. И здесь обнаружились те потери, которые стали очевидны позднее. Книга стала утрачивать свой действенный характер. Остродинамичный сюжет получил скорее пейзажную трактовку. Позднее с обложки и вовсе умчалась пожарная упряжка, ее заменило статичное изображение пожарного депо (1947).

Мы подходим к концу нашей истории, остановив внимание читателя на последнем издании книги (1952), которое переиздается и сегодня, которое все - и литературно и изобразительно - организовано по-новому.

Рассказ разворачивается на фоне современного города. На смену пожарным упряжкам пришли пожарные машины, на место двухэтажных домов встали многоэтажные и т. п. Да, образ героя стал более реальным, более убедительным. Он вырос и стал серьезным, друг нашего детства - топорник Кузьма. Он переехал вперед на обложку книги и здесь вручает девочке спасенную им кошку. Результат события стал его началом. Но эти новые строки, новые рисунки повествовательны, а не действенны, они не включены в живую динамичную ткань рассказа (в рисунке простое перечисление подробностей, акцентированы полосные иллюстрации). Подобные изменения, на наш взгляд, ослабляют напряженность и драматизм происшествия, приобретают порой черты голой назидательности, столь не свойственной ее авторам, словом, нарушают сказочный строй детской книжки. Нельзя сказать, что в критике не отмечалась эволюция, которую претерпел "Пожар". Б. Галанов, безоговорочно принимая все изменения, которые внес Маршак в текст стихотворения, относит все же "Пожар" в основном к произведениям 20-х годов5, А. Ивич более явно отдает предпочтение первым изданиям "Пожара" - "новые строфы ... в целом мне кажутся не такими динамичными и впечатляющими"6.

В.М. Конашевич. Обложка, 1952.      В.М. Конашевич. С. Маршак. "Пожар". "Детгиз", 1952. Иллюстрация.
В.М. Конашевич. Обложка, 1952.
    
В.М. Конашевич. С. Маршак. "Пожар".
"Детгиз", 1952. Иллюстрация.

Рассматривая рисунки Конашевича к последним изданиям "Пожара", некоторые считают, что сфера современности вообще лежит за пределами возможностей художника. "Конашевича отличает ярко выраженное тяготение ко всему необычному, фантастическому. Его талант не находит опоры в книгах, где речь идет об обыкновенных, всем нам знакомых вещах . . . Вот почему невыразительны его рисунки к стихотворению С. Маршака "Пожар"7.

Мы, напротив, склонны видеть причину неудачи последнего "Пожара" и многих других современных детских книг, иллюстрированных самыми разными художниками, в утрате тех черт, о которых мы говорили выше.

Добавим лишь, что в основе творчества Конашевича при его любви к сказочному, необычному, условному лежит желание раскрыть красоту реального. Чтобы мир настоящего, преображенный, очень сказочный, вновь обратился на землю, стал веселой реальностью жизни детей. Эти качества Конашевич вновь блестяще подтвердил в своих последних детских книжках.

Сказочной веселой интонации очень недостает нашей детской книге сегодня. Судьба "Пожара" в этом смысле нам представляется поучительной.



Примечания

1. "Пути детской литературы". На докладе А.В. Луначарского в Доме печати. - "Литературная газета", 1929, 9. XII.  ↑ 

2. К. Чуковский, Тринадцать заповедей для детских поэтов, "Книга детям", 1929, № 1, стр. 17.  ↑ 

3. "Новые детские книги", Сб. IV, М., 1926, стр. 127.  ↑ 

4. К. Чуковский, От двух до пяти, М., Детгиз, 1957, стр. 329-330.  ↑ 

5. Б. Галанов, С. Я. Маршак. Очерк жизни и творчества, М., Детгиз, 1957 г.  ↑ 

6. А. Ивич, Воспитание поколений, М., "Советский писатель", 1960, стр. 83.  ↑ 

7. Э.Д. Кузнецов. Фантазия и мастерство (О художнике В.М. Конашевиче), "Дошкольное воспитание", 1960, № 1, стр. 63. ↑ 

Система Orphus
При использовании материалов обязательна
активная ссылка на сайт http://s-marshak.ru/
Яндекс.Метрика