Главная > Художники > А.Ф. Пахомов

Матафонов В.С. Алексей Федорович Пахомов: Монография.
- М.: Изобраз. искусство, 1981. С.69-70, 74-75, 111-115, 117-118.

Отрывки из книги В. Матафонова
"Алексей Федорович Пахомов: Монография"


О работе над иллюстрациями к книге "Мастер-ломастер"


Значительным событием в иллюстрировании Пахомовым детских книг является начало его работы над рисунками к книгам С.Я. Маршака. Ранее всего он проиллюстрировал стихотворение «Мастер». История о мальчугане — незадачливом столяре — получает в рисунках художника веселую наглядность. Пахомовым была достигнута тесная связь со стихами. Вместе с тем рисунки не просто иллюстрируют, но и обогащают текст. Художник ввел новый персонаж. Это дед — настоящий мастер. Изобразительное решение оказалось таким убедительным, что С.Я. Маршак, увидев рисунки, счел необходимым расширить текст. Поэт дописал 12 строчек, связав их с образом старика столяра, введенным Пахомовым. Так началось творческое содружество художника и поэта, обогатившее советскую детскую литературу многими прекрасными книгами.

В этих рисунках сказалась любовь художника к древнерусскому искусству. Но иллюстрации далеки от какой-либо стилизации. В них Пахомов, добиваясь праздничности, пользовался распространенным в иконе приемом ровной раскраски, но вместе с тем он объединил и оживил рисунки при помощи акцентов света1. Весьма интересной оказалась дальнейшая история книги «Мастер». Художник подарил ее первое издание сынишке своего друга и вдруг услышал от маленького читателя такую оценку книги: «Здесь неправильно написано. Раз этот мальчик все поломал, значит он не «мастер», а «ломастер». Пахомову понравилось и запомнилось меткое ребячье слово. Он рассказал о случившемся С. Я. Маршаку, который, от души смеясь, пообещал учесть справедливое замечание и переписать текст. И вот второе издание было названо уже «Мастер-ломастер». Именно с ним книга получила большую известность, став одним из самых веселых и популярных детских стихотворений. Пахомов подготовил для этого издания новые рисунки, в которых хотел «при помощи света упростить и оживить изображение». Художнику вспомнилось необыкновенно радостное впечатление, которое доставлял ему и другим ребятам в детстве столб солнечных лучей, падающий из окна на пол, тогда «вся деревенская деревянная изба начинала светиться золотистым светом, этот столб казался материальным. Хотелось взять его рукой». Теперь в своих иллюстрациях Пахомов добился, чтобы главным был показ «злоключений доброго неунывающего неудачника мастера-ломастера, а свет давал дополнительно чувство радости и возможность при простых заливках (краской. — В. М.) получать ощущение живой жизни»2. В самом деле, совершенно незабываема жизнерадостная обложка книги, на которой изображен мальчик-«ломастер» в потоке света, льющегося сквозь окно. Здесь использована удачная находка, обогащающая рисунок, — кот, ласково прильнувший к плечу мальчика. Художнику удалось достигнуть гармоничности и красоты всей цветовой гаммы.


Мяч
Разворот обложки к книге
С. Маршака "Мяч".
С.-Петербург.
(вышла в свет в 1934 г.)

О работе над иллюстрациями к книге "Мяч"


Литографии к одному из любимейших детьми стихотворений С.Я. Маршака «Мяч» были определенным итогом работы Пахомова в книжной графике. Они прекрасны по эмоциональности и пластике. Успехом художника явился образ, проходящий сквозь все иллюстрации книги, — мальчик, играющий мячом. Ярко сочетается богатое пластическое начало с психологической глубиной и выразительностью чувств. Мальчуган увлеченно подбрасывает мяч, жонглируя им на одном пальце, — таков эпизод в начале книги. В одной из иллюстраций наш герой, погнавшись за мячом, упал и огорчен. А как впечатляющи его переживания в финале, когда он озабоченно смотрит на лопнувший мяч. Сцена очень жизненна и проникнута тонким чувством юмора. Превосходно владея техникой цветной литографии, Пахомов добился живописности листов и выразительности образов, колоритно передавая окружение, среду, в которой действуют персонажи. Это не просто удачный цветной фон или какой-нибудь пейзаж вообще, но реальная панорама современной деревни. Достоинство такой находки в детской книге трудно переоценить. Дававшие яркие картины советской жизни произведения Пахомова знакомили маленьких читателей с изменениями, что произошли в деревне.

Подобному новому тематическому и образному решению, являвшемуся по сути открытием в книжной графике, нелегко найти столь же убедительную аналогию в иллюстрациях детской литературы тех лет. Задачи отражения перемен крестьянской жизни были отчетливо поставлены лишь в рисунках Д.А. Шмаринова к «Поднятой целине»3 с той разницей, что иллюстрации книги М.А. Шолохова, адресованные читателям другого, более старшего возраста, были посвящены прошедшей поре коллективизации, а не следующему этапу развития новой жизни деревни.

С большим искусством построен макет книги «Мяч». Расположение эпизодов на ее страницах таково, что в них зримо ощутим ритм задорного звонкого стиха Маршака. Иллюстрации Пахомова проникнуты динамичным движением и радостным чувством веселья и игры, выраженным и в цветовой организации книги. Все вместе эти качества придают образу мальчугана — героя книги — особую эмоциональность. Наряду с этими чертами, свойственными рисунку книги для детей младшего возраста, найдено специфичное для такого издания оформление. В этом убеждают и обложка и соотношение на разворотах текста с цветными литографиями, его начало и концовка. Верность жизненной правде, мастерство и оригинальность решений иллюстраций делают их значительным явлением социалистического реализма в советской книжной графике.

Школьные товарищи
Алтайский мальчик и девочка с Валдая.
Иллюстрация к книге С. Маршака
"Школьные товарищи", 1937.


О работе над иллюстрациями к книгам "Школьные товарищи" и "Наш отряд"


В 30-е годы Пахомов все чаще выступал с черно-белыми иллюстрациями. Он искал предельно лаконичное пластическое решение средствами графики и достигал высоких результатов. Такого экономного использования линии, выражающей большую художественную форму, не знала еще детская книга. Это решение сложилось у художника не сразу в том качестве, которое подходило бы к иллюстрации для малышей. Сначала Пахомов вводил широкое изображение с помощью простых и динамичных линий в рисунках к «Тому Сойеру — сыщику» Марка Твена, предназначенных для школьников среднего возраста. Эти рисунки были слишком скупы в передаче формы для восприятия малышей. В них была определенная условность приема, хорошо подходившая детям постарше. Следующей стадией были иллюстрации к «Шестому скороходовскому», о которых уже говорилось выше. Затем художник применил изображение линиями с минимальной штриховкой в литографиях к книге И.В. Шорина «Одногодки» (1934), рассчитанной на школьников. Это было ближе к намеченной цели. Но Пахомов, очень чуткий к возрастным требованиям детского восприятия, не вводил свой метод в книгу для младшего возраста, пока он не выкристаллизовался.

Разработка художником новых графических решений в иллюстрациях отчетливо видна на примере его рисунков к произведениям С.Я. Маршака: «Лодыри и кот», «Школьные товарищи», «Рассказ о неизвестном герое». Стихи Маршака были близки Пахомову открытием новых тем. Художник создавал в рисунках к ним образы современных ребят. Он не просто запечатлевал детей, но ставил вопросы их воспитания и школьной жизни. До Пахомова эти моменты никем из художников не были освещены столь глубоко и живо.

Издание иллюстрированного сборника С.Я. Маршака «Школьные товарищи»4 было знаменательной вехой для художника. «Мне удалось, — рассказывал Алексей Федорович, — уговорить издателей сделать опыт изготовления офсетной печатной формы с карандашных рисунков. Опыт прекрасно удался, и впервые в 1937 году вышла книжка с моими карандашными рисунками — «Школьные товарищи»... Для меня это было большим событием, изменившим характер всей моей дальнейшей работы в книге. Отныне я стал работать для книги только в своей любимой карандашной манере, совершенствуя ее и видоизменяя применительно к иллюстрируемому тексту»5.

Выразительностью отличаются иллюстрации к «Песне о первом дне сентября» (сб. «Школьные товарищи»), в которых ритмичностью движений и композиционным единством страничных разворотов достигается ощущение коллективности, причем образность рисунков, как отмечалось в критике, даже «перерастает литературный текст Маршака»6.

Школьные товарищи
Лодыри и кот.
Иллюстрация к книге С. Маршака
"Школьные товарищи", 1937.

Особенной известностью пользуется полосный рисунок с изображением алтайского мальчика и девочки с Валдая, отправляющихся «первый раз в класс». Этот страничный разворот, на другой половине которого показаны маленькие украинцы, привлекает глубокой наблюденностью, психологической достоверностью образов детей. Большое достоинство иллюстраций Пахомова в том, что в них убедительно раскрыта братская дружба народов и сделано это в форме, доступной маленькому читателю-зрителю. Во многих рисунках художника также можно видеть, как искусно создается ощущение детского коллектива. Это качество, бесспорно важное для иллюстраций детской книги, утверждалось в произведениях Пахомова.

Графические произведения для сборника превосходили по своему уровню прежние работы к книге С.Я. Маршака, изданные двумя годами раньше7. Сопоставление вариантов иллюстраций (1935 и 1937 годов) к веселому стихотворению «Лодыри и кот» показывает, насколько жизненнее и пластически богаче выглядят новые рисунки Пахомова. Старые листы не идут ни в какое сравнение с этими иллюстрациями, выполненными графитным карандашом.

На рисунках к «Школьным товарищам» Пахомов убедился в плодотворности своих поисков. Тогда же он осуществил и другой замысел, возникший годом ранее при посещении одного из ленинградских детских садов во время празднования Дня Красной Армии. Увлеченный увиденным, художник не только сделал натурные зарисовки, но и во многом дополнил их, создав рисунками своего рода сценарий для игр детей. Так родилась книжка-картинка «Наш отряд», к которой С.Я. Маршак написал стихи. Юных героев, их искреннее веселье художник показал в рисунках с такой эмоциональностью и теплотой, что это не могло не взволновать читателей. Отзывы свидетельствовали о том, что книжка «помогает ребятам устраивать игры», патриотически воспитывает их. Оценивая сейчас иллюстрации, нельзя не согласиться с самокритичным признанием их автора, что они «кажутся несколько перегруженными».

Вместе с тем работа над «Школьными товарищами» и «Нашим отрядом» позволила художнику прийти к важному выводу, ставшему заповедью и для дальнейшего его творчества и для успешного развития советской иллюстрации для детей: «Рисунок не должен остаться случайной зарисовкой, он должен давать правильное понятие о явлении во всей совокупности его сторон. А кроме того, надо стремиться так изображать жизнь, чтобы изображение само стало активным фактором в ее строительстве»8. При таком отчетливом понимании задач и их реалистическом воплощении рисовальщику Пахомову не понадобилось специально перестраиваться в середине 30-х годов, когда в иллюстрации шел процесс психологического углубления образов, усиления станковых тенденций и борьбы с формалистическими и натуралистическими веяниями. Весьма болезненно, с серьезными потерями, прошли тогда перемены в творчестве его старших ближайших соратников по книжной графике и прежде всего Лебедева, Конашевича и Самохвалова. Это коснулось в разной мере и младших его коллег по опыту в искусстве: Васнецова, Курдова, Чарушина.

Активность Пахомова в создании книг для детей была очень велика. Рисунки к «Нашему отряду», вызвавшие появление стихов Маршака, не были единственным примером подобного рода. Ему же принадлежал необычный замысел книги о физкультуре для самых маленьких. Вспоминая об этом в одной из наших бесед, Алексей Федорович рассказал: «Дети дошкольного возраста не могут сознательно заниматься гимнастикой как таковой. Обыкновенная ежедневная утренняя зарядка показалась бы им занятием скучным, неинтересным и принудительным. Надо, чтобы дети выполняли нужные физкультурные упражнения незаметно для себя, увлеченные воображением и игрой. Такую игру и изображала моя книжка». На левых полосах разворота художник показал то, чему подражали в своих движениях ребята. Здесь и часы-ходики, петух, заяц, медведь, лесник. А на правых страницах представлены сами дети за каким-либо физкультурным упражнением. К этим рисункам Сергей Михалков написал очень остроумные, лаконичные стихи с повторявшимся на каждом развороте рефреном: «Мы тоже можем ТАК». Сразу удалось и озаглавить книгу коротко и ясно: «Так». Рисунки Пахомова пластически выразительны. В сочетании с веселыми стихами они увлекали детей, помогая воспитателям и родителям приобщать дошкольников к физкультуре. Жаль, что оригинально решенная книга «Так» была переиздана лишь однажды. Ее актуальность и практическая польза очевидны.

О работе над иллюстрациями к книге "Рассказ о неизвестном герое"


Освоение новых тем давало Пахомову серьезный стимул в иллюстративной работе. Не только изучение жизни юного поколения в детских садах, школе, семье, в обстановке трудовых будней влекло художника, но и романтика пройденного советским народом великого пути, героика его современных свершений. Обе эти линии своеобразно сочетались в иллюстрациях к «Рассказу о неизвестном герое» С.Я. Маршака. Убедительности образов в рисунках художника способствовали поиски их прототипов в жизни9. Именно в этих листах, по признанию художника, «увлечение работой с натуры достигло высшей точки, я как бы передоверил натуре и создание образа, а это уже была другая крайность» 58. В некоторых персонажах появилась вялость, которая заметна рядом с образными находками. Требовался более строгий отбор всего наблюденного и переработка натурных зарисовок при создании композиции.

Но за этими частными недочетами нельзя не видеть важных достоинств иллюстраций — их содержательность и особую сюжетную разработку, характерную для того времени. В рисунках к «Рассказу о неизвестном герое» Пахомов усилил звучание темы оборонной подготовки молодежи, введя в книгу изображения спортсменов-стрелков и девушек-сандружинниц. Тогда, во второй половине 30-х годов, стало сильнее ощущаться горячее дыхание военных событий. Шли сражения в Испании и на Дальнем Востоке. В странах империализма вынашивались планы нападения на Советский Союз. В таких условиях воспитание детей и молодежи под девизом «Готов к труду и обороне» являлось одной из серьезнейших задач. В советской графике наряду с произведениями Пахомова эта смыкавшаяся с историко-патриотической тема была ярко раскрыта в иллюстрациях Д.А. Шмаринова к книгам А.П. Гайдара и 3.Н. Александровой, в рисунках М С. Родионова к стихам А.Л. Барто и Л.М. Квитко, в акварелях В.И. Курдова к своей книжке-картинке «Пограничники», в листах А.М. Ермолаева и В.В. Щеглова к стихотворениям С.В. Михалкова. Произведениям советской литературы и искусства принадлежит значительная роль в приобщении многомиллионного юного читателя к высоким гражданским чувствам. Идеи патриотического воспитания были отражены Пахомовым и во многих рисунках для журналов и книг, например, в иллюстрациях к рассказу Н.Ф. Григорьева «Мальчик с противогазом» (1939), где с тонким юмором переданы жизненно яркие характеры героев.



Примечания

1. Пахомов А.Ф. "Про свою работу". Л., 1971, с. 54-55.  ↑ 

2. Там же.  ↑ 

3. Шолохов М.А. Поднятая целина. Рисунки Д. Шмаринова. М., 1934.  ↑ 

4. Маршак С. Школьные товарищи. Сборник. Рисунки А. Пахомова. Л., 1937. Издательством был несколько сокращен первоначально намеченный объем сборника "Школьные товарищи". В его состав не вошло полное мягкого юмора стихотворение "Дремота и зевота", поэтому оказался не напечатан и одноименный рисунок Пахомова, изображающий школьников вечером у настольной лампы. Впоследствии воспроизводившийся в других изданиях со значительным уменьшением лист "Дремота и зевота" не давал представления о своих истинных достоинствах. Автору этих строк довелось оценить рисунок, лишь увидев оригинал при подготовке выставки ленинградских художников, посвященной сорокалетию издательства "Детская литература".  ↑ 

5. Пахомов А.Ф. "Про свою работу". Л., 1971, с. 19.  ↑ 

6. "Детская литература", 1937, № 23, с. 33.  ↑ 

7. Маршак С. Лодыри и кот. Сборник. Рисунки А. Пахомова. Л., 1935.  ↑ 

8. Пахомов А.Ф. "Про свою работу". Л., 1971, с. 152.  ↑ 

9. А.Ф. Пахомов писал о работе над иллюстрациями к "Рассказу о неизвестном герое" С.Я. Маршака: "В рисунках этой книги молодежь - это молодежь 24-й литографии, с которой я рядом живу и в которой часто бываю. Милиционер - это наш участковый милиционер, пожарные - это пожарные нашей 10-й пожарной части Петроградского района, "неизвестный герой" - это мой знакомый студент института физкультуры имени Лесгафта, тяжелоатлет, рекордсмен по поднятию тяжестей, и, наконец, я даже изобразил самого себя в роли одного из пожарных" (Пахомов А.Ф. "Художник в детской книге". - "Детская литература", 1939, № 4, с. 57).  ↑ 

Система Orphus
При использовании материалов обязательна
активная ссылка на сайт http://s-marshak.ru/
Яндекс.Метрика