Главная > Родные и близкие > И.Я. Маршак > Б. Ляпунов. М. Ильин

Источник:

Б. Ляпунов. М. Ильин. Государственное
Издательство Детской Литературы Министерства
Просвещения РСФСР, М., 1955. 80 стр.

Б. Ляпунов

М. Ильин
Критико-биографический очерк

Часть 1

Илья Яковлевич Ильин-Маршак родился в городе Бахмуте, Екатеринославской губернии (ныне Артемовск УССР), 29 декабря 1895 года (старого стиля). Отец писателя был химиком-практиком и работал на мыловаренном заводе. Хотя ему не удалось получить систематического образования, он был культурным, начитанным человеком, любил литературу, увлекался книгами Гумбольдта, хорошо знал тонкости русского языка. "Дома у нас была литературная атмосфера", - писал впоследствии Ильин, вспоминая свои детские годы1. Не случайно стали литераторами члены этой семьи - брат, Самуил Яковлевич Маршак; известный советский поэт, сестра, Елена Яковлевна Ильина, детская писательница, автор книги "Четвертая высота" и др.

Маленький Ильин разговаривал с отцом о мироздании, слушал, как бабушка импровизировала стихи, как брат Самуил рассказывал всевозможные им сочиненные истории. "Думаю, - вспоминал Илья Яковлевич, - что это был мой литературный, приготовительный класс: я видел, как делаются сказки. А потом и сам начал рассказывать сказки себе и товарищам. Помню, когда я уже учился в младших классах гимназии, я любил по дороге домой рассказывать товарищу о вымышленных путешествиях и приключениях".

Мальчик рано пристрастился к чтению. Как-то раз старший брат, Самуил, привел маленького Илью в читальню, где перед ним открылся новый мир - мир книг. Вспоминая свои впечатления от первой прочитанной там книги, Илья Яковлевич писал впоследствии, что они были сильнее впечатлений от замечательных событий, свидетелем которых ему довелось быть: рождения кинематографа, авиации, радио.

Читал Илья главным образом классиков, а специально "детские" книги не любил. Ему не нравилось в них пренебрежение "очень умного" автора к "глупому" читателю. Эта тенденция сквозила в познавательной литературе для детей того времени.

Лет с десяти Илья Яковлевич и сам начал сочинять стихи о природе, планетах, астрологии. Мальчик даже начал издавать рукописный журнал, единственным подписчиком которого был сам издатель.

В детские годы у Ильина возникла и осталась на всю жизнь любовь к природе. "Природу я люблю с детства, - писал он. - Особенно увлекался муравьями и звездами". Ильин даже мечтал в будущем стать астрономом.

...Ранним утром, когда все еще спят, мальчик перелезает через плетень, ложится в траву и наблюдает за жизнью муравейника. Он видит, как происходит движение на муравьином "шоссе", что творится в муравьином городе. Он устраивает искусственный муравейник и делает опыты с муравьями, изучая, как ведут они себя, когда попадают в неожиданные положения.

Ильин с увлечением читал "Жизнь растений" Тимирязева, "Историю свечи" Фарадея. "От нее-то и пошли мои книги", - отмечал Илья Яковлевич. Потом стихи Ломоносова, от которых "дух захватило". Так росли в нем одновременно любовь к науке, природе и любовь к поэзии.

Стремление наблюдать, проникать в суть того, что совершается в мастерской природы, что делается для ее изучения и переделки, зародилось у Ильина очень давно, еще с юношеских лет.

Тема преобразования природы стала одной из генеральных в его творчестве. И в книжках для маленьких и в книгах для более взрослых читателей многие страницы содержат поэтические описания леса, жизни его обитателей; стихии - погоде - он посвятил целую книгу, над которой работал несколько лет. Но и в других произведениях Ильина, далеких от этой темы, нередко встречаются строки, которые мог написать только тот, кто искренне и горячо любит нашу русскую природу.

Характерным для Ильина был глубокий интерес и к тому соревнованию с природой, которое ведет человек, создающий в своих лабораториях множество нужных ему веществ.

Ильин мальчиком не раз бывал на мыловаренном заводе, где работал отец, и впечатления от посещений завода надолго оставили след в его памяти. Свое детство Ильин провел на заводском дворе, и самым большим удовольствием для него было стоять рядом с отцом у мыловаренного котла.

"Отец, в синем халате, стоял у котла, как капитан на своем мостике. Желтая, совсем живая масса жидкого мыла сходилась и расходилась огромными квадратами и треугольниками... Малейшая неосторожность - и четыре тысячи пудов горячей мыльной каши уйдут из котла, заливая площадки лестницы и обжигая людей.

Но капитан не дремлет: поворот вентиля выключает пар, и взбесившийся зверь покорно ложится.

Как старый моряк по едва заметным признакам угадывает погоду, видит невидимые никому мели и рифы, так и отец мой узнавал, готово ли мыло, по еле уловимым намекам..."

И вот, зная, из чего и как делается мыло, мальчик решил сварить его сам. Мыловаренный "завод" работал на плите в кухне, по соседству с кастрюлями. Мыло сварилось, но "ушло" - желтая лава ринулась на горячую плиту. Зато вторая попытка удалась - мыло получилось, правда "довольно-таки едкое и слишком мягкое, но все-таки это было мыло, мыло... собственного завода..."

Он устроил также "завод" сапожного крема. Порывшись в справочнике, мальчик составил свой собственный рецепт черного и желтого крема из воска, стеариновой свечи и скипидара. Поначалу опыт закончился неудачно: в кухне случился маленький пожар - вспыхнул и накоптил скипидар... Тогда химическая лаборатория была устроена во дворе, и вскоре от гуталина собственного производства старые сапоги ярко засияли. "Наука торжествовала..."

Маленькому "химику" захотелось научиться и красить. Жертвой послужил старый ситцевый головной платок. В книге "Домашнее крашение" был найден подходящий рецепт - луковый отвар получился красивого коричневого цвета. Пробный лоскуток выкрасился удачно. Зато платок стал пятнистым, как зебра, и в конце концов разлезся на куски.

Так с юмором вспоминал Ильин свои химические опыты, которые описал впоследствии в книжке "Завод в кастрюле". В биографической заметке "Я становлюсь химиком" он рассказал еще о другом, особенно запомнившемся опыте. Семилетний "химик", зная, что химия творит чудесные превращения, попробовал сделать из мыла, сахара и ореховой скорлупы искусственный... мрамор. Мрамор, конечно, не получился, но экспериментатор понял, что "в мире ничто .не происходит "вдруг", без причины, и что ни в каком деле нельзя рассчитывать на счастливый случай".

Отец переезжал с семьей из города в город, пока не устроился в Петербурге. В 1914 году Илья окончил с золотой медалью одну из петербургских гимназий и хотел поступить в университет, на естественный факультет, но это ему не удалось, и он попал сначала в коммерческий институт, где проучился несколько месяцев. Только год спустя он стал студентом физико-математического факультета Петербургского университета. Там с увлечением Ильин занимался математикой, физикой, астрономией и слушал курс химии. Через два года семья переехала в Краснодар, где отец поступил на мыловаренный завод. Илья Яковлевич устроился работать на нефтеперегонном заводе и образование свое смог продолжить лишь в 1920 году, когда поступил на химический факультет Краснодарского технологического института. В 1922 году он перевелся в Петроградский технологический институт, который окончил в 1925 году, получив диплом инженера-технолога.

Отовсюду, где он учился, Ильин выносил интересное и полезное, что потом помогло в литературной работе. Лекции по истории быта, прослушанные в коммерческом институте, возможно, заронили мысль о книгах, где раскрывались бы биографии вещей. Точные науки - математика, физика - привили вкус к логическому мышлению. Не случайно в незаконченной рукописи "Картины мира" очерк чередуется с вычислениями, повествование - с формулами. От химии же он пришел в литературу, и первые шаги в ней были сделаны инженером-химиком.

Окончив институт, Ильин поступил па Невский стеариновый завод. Как и отец, он стал химиком-жировиком. На первых порах ему пришлось заниматься восстановлением заводской лаборатории. Работе он отдавался целиком, с трудом выбирая время для самостоятельных занятий в аспирантуре технологического института, в котором вел также преподавательскую работу.

Еще до окончания института, в 1924 году, Ильин начал писать, сотрудничая в детском журнале "Новый Робинзон". В этом журнале и его предшественнике - альманахе "Воробей", издававшемся "Ленинградской правдой" для детей, сотрудничали В. Бианки, Б. Житков и ряд других писателей. Там впервые появилась "Лесная газета" Бианки. Борис Житков печатал очерки о том, как люди работают, рассказы о полетах на воздушных шарах и аэропланах, знакомил ребят с различными профессиями, с изготовлением простейших моделей и самоделок.

Первые литературные опыты Ильина относились, конечно, к популяризации химических знаний. Редакция предложила ему сделать подписи к серии рисунков, а затем почти в каждом номере журнала появлялась "химическая страничка", "Лаборатория "Нового Робинзона", которую вел Ильин. Он рассказывал ребятам о химии и физике. В отделе появлялись и занимательные химические фокусы, вроде превращения чернил в воду или белого цветка - в розовый. Наряду с этим Ильин помещал и очерки о достижениях химической науки, о чудесах, творимых химиком, о взрывчатых веществах.

Под первой же статьей Илья Яковлевич подписался "М. Ильин", и эта случайная подпись стала его постоянным литературным псевдонимом. Процесс творчества увлек Ильина, и, несмотря на большую занятость, он с увлечением занимался литературной работой. При "Новом Робинзоне" организовался кружок детских писателей, и Ильин становится его активным участником.

"Еще в 20-х годах вокруг детского отдела Госиздата и журнала "Новый Робинзон" начали группироваться инженеры, ученые, литераторы, "бывалые люди"... - вспоминал Ильин. - Каждый делился с детьми своим опытом, своими знаниями. Мне памятен этот журнал потому, что в нем и я начинал свою, работу... Мне вспоминаются первые годы нашей научно-художественной книги. Какие широкие просторы открылись тогда перед нами, детскими писателями! Каждая наука словно звала к себе, приглашая рассказать именно о ней. Везде сверкали груды нового ценнейшего материала, еще не тронутого Литературой. Везде намечались пути, еще не исхоженные писательскими перьями. Задача была увлекательной: рассказать детям об удивительном мире науки, рассказать о том, как велик человеческий разум и как много может сделать труд, преобразующий мир..."

Работу в детских журналах Ильин не оставлял и впоследствии. Химия и литература долго уживались вместе. Работая на стеариновом заводе, Илья Яковлевич писал книгу "Солнце на столе" (1927), в которой рассказывал об истории свечи и лампы. Это было его первое значительное произведение, вышедшее отдельным изданием и сразу завоевавшее признание читателей. Оно открыло собой цикл небольших произведений о вещах, составивших затем целую книгу. Занимаясь со студентами, уже после окончания института, он создавал "Сто тысяч почему" - маленькую энциклопедию вещей, изданную в 1929 году и вошедшую потом в "Рассказы о вещах" (1936). В ней он также отдает дань химии, и притом химии опытной. Раздел о том, что происходит при выпечке хлеба, назван им "Химической историей булки", да и многие другие разделы - это занимательная химия обыденной жизни. Недаром писатель сначала думал назвать всю книгу "Химическая охота".

Инженер Ильин проектировал первый в России завод искусственных эфирных масел и одновременно работал над "Рассказом о великом, плане" - о стройках первой пятилетки. Эта книга, получившая широкую мировую известность, вышла в 1930 году. Болезнь, однако, заставила его расстаться с химией. С детства у Ильи Яковлевича были слабые легкие. Здоровье писателя продолжало ухудшаться. Сказались и вредная работа на химическом заводе, и годы учебы, и напряженная деятельность после окончания института. Ильин вынужден был оставить работу в качестве инженера и затем - занятия в аспирантуре. В 1931 году он едет за границу и проходит курс лечения в санатории Санкт-Блазиен, в Германии.

Вернувшись после лечения в Ленинград, он с новыми силами взялся за работу над другой большой книгой - "Горы и люди".

Большое влияние на Ильина-писателя оказали встречи с А.М. Горьким.

Алексей Максимович, находясь в Италии, получил вместе с другими книгами "Рассказ о великом плане". Затем в 1931 году и сам. Ильин впервые встретился с ним. При встрече Горький рассказал о своих впечатлениях от книги: начал читать с неудовольствием - много плохих книг и не ждешь ничего хорошего, но тут читал и смеялся от радости. Тогда же Горький спросил Ильина, над чем он собирается работать. Тот ответил, что хотел бы написать книгу о том, как человек перестраивает природу и самого себя. Алексей Максимович сочувственно отнесся к этому замыслу, сказав, что такая книга очень нужна, что надо помочь молодому читателю в выработке правильного мировоззрения и разъяснить смысл и значение ведущейся нами работы. План книги был одобрен Горьким. Работая над книгой, Ильин продолжал с ним советоваться.

В 1935 году Ильин совершил литературную командировку во Францию и Бельгию. Свои впечатления о поездке он изложил в статьях "Два Парижа", "Улица Вандервельде", "Сто дней за рубежом". Он увидел капиталистический мир не со страниц газет, а воочию, своими глазами. Потому так публицистически ярки страницы его произведений, в которых обличаются язвы современного буржуазного общества. В книге "Сегодня и вчера" Ильин прямо ссылается на свои личные зарубежные впечатления. Но и в тех местах, где нет ссылок, а речь идет о пороках капиталистической системы, чувствуется, что пером Ильина-публициста руководит страстное убеждение, основанное на пережитом и виденном.


Начав с небольших статей в детских журналах, Ильин выпустил затем много отдельных изданий на самые различные темы. Уже в раннем периоде, в 20-е годы, наметились направления, ставшие затем главными в его творчестве: книги о вещах и о труде, который создает эти вещи, книги о преобразовании нашей страны и книги, посвященные истории науки.

Круг литературных интересов Ильи Яковлевича был очень широк. Это видно из простого перечня его произведений, тематика которых весьма разнообразна: от книг на сравнительно узкие темы до широких полотен, охватывающих огромный материал. Ильин писал научно-художественные книги, научные сказки, киносценарии, статьи, очерки. Его привлекала научная фантастика, и "взгляд в будущее" характерен для многих произведений, где он рассказывает о научно-техническом прогрессе.

Постоянная жажда знаний так же характерна для Ильина, как и редчайшая способность "говорить просто и ясно о явлениях сложных и вещах мудрых". Каждая новая книга Ильи Яковлевича была для него самого словно новым университетом. И это вполне понятию: научно-художественные произведения можно создавать, лишь зная тему достаточно глубоко, лишь свободно ориентируясь в направлениях развития современной науки и техники. Имея прочную основу технического образования, Ильин мог двигаться дальше, привлекая все новый и новый материал для своего творчества.

Создание научно-художественной книги - трудное и ответственное дело. От писателя требуется не только литературное мастерство, но и научная точность. Приходится проделывать огромную черновую, предварительную работу: изучить не один десяток книг, не одну сотню статей в научных журналах. Часто одна библиография для такой работы составляет сама по себе объемистый труд.

Многое нужно посмотреть своими глазами. Когда писалась книга "Человек и стихия", Ильин много времени провел в Центральном институте прогнозов. Два года он изучал метеорологию и гидрологию. Без своего рода "производственной практики" в научно-исследовательском институте и на станкостроительном заводе трудно было бы написать "Завод-самоход". Чтобы написать книгу о человеке-великане, нужно было изучить целую библиотеку книг по различным отраслям знаний, в течение ряда лет заниматься историей, археологией, языкознанием и другими науками. Знакомство на практике с химией и химическим производством дало возможность Ильину писать об истории вещей, зная на собственном опыте, как они делаются. Число таких примеров можно было бы увеличить.

После выработки плана, когда уже обрисовались контуры будущей книги, наступает период непосредственного творчества. Обладая огромной работоспособностью, Ильин писал быстро. Затем шла отделка, по сути дела редактирование, когда рукопись читается словно чужими глазами.

Верной помощницей и другом была для него жена, Елена Александровна Сегал, сама литератор по профессии.

Простая и обычная, казалось бы, технология творчества, но сколько скрыто за этим упорного, подчас мучительного труда, в который вложен кусочек души и сердца! Поиски темы, лучшего способа ее раскрытия, того или иного приема, образа, сравнения требуют упорной работы, непрестанных размышлений. Но оттого и эмоциональны, действенны книги Ильина, оттого и волнуют они, как настоящие художественные произведения, что в них присутствует живое авторское "я"! И хотя нет в них образа конкретного человека, однако есть другие герои - наука, техника, разум и труд человеческий, ибо ими создается все в мире. О них поэтично рассказывает Ильин.

Ильина горячо волновала проблема развития советской научно-художественной литературы. Этой проблеме он посвятил немало литературно-критических статей и рецензий, опубликованных в разное время в журналах и газетах. Он внимательно следил за работой литераторов, пропагандировавших средствами искусства достижения научной и технической мысли, поддерживал тех, кто, по его мнению, удачно решал эту задачу. Так, Ильин горячо одобрил книги В. Орлова, И. Нечаева, Н. Михайлова и др.

Во время Великой Отечественной войны Ильин написал ряд страстных публицистических статей. Одна из них, адресованная бойцам Советской Армии, называлась "Что я защищаю". В ней и в других статьях военных лет писатель говорит о борьбе с темными силами фашизма, о величии подвига советских воинов, отстоявших свободу и независимость нашей Родины, и о значении этого подвига для всего прогрессивного человечества. В неопубликованной повести "Человек сдает экзамен", написанной в годы войны, Ильин касается той же темы.

В послевоенные годы вышел целый ряд крупных научно-художественных произведений Ильина: вторая часть книги "Как человек стал великаном" (в соавторстве с Е. Сегал), "Человек и стихия", "Покорение природы" и др.

Ильин состоял членом редакционного совета Детгиза, бюро секции научно-художественной литературы и комиссии по детской литературе Союза советских писателей. В 1949-1950 годах Ильин заведовал отделом науки в редакции журнала "Огонек". Он был членом редакционной коллегии журналов "Октябрь" и "Техника - молодежи".

Даже будучи тяжело больным, Ильин до последних дней своих (он умер 15 ноября 1953 года) был на боевом посту писателя, страстного пропагандиста науки. Правительство высоко оценило заслуги Ильина, наградив его орденом Трудового Красного Знамени и медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне".




Примечания

1. Из неопубликованных автобиографических материалов Ильинa ("Беглые заметки о себе самом и о своей семье" и др.).  ↑ 



Примечания авторов сайта

На нашем сайта опубликован автобиографический очерк М. Ильинa "Беглые заметки о себе самом и о своей семье".

Система Orphus
При использовании материалов обязательна
активная ссылка на сайт http://s-marshak.ru/
Яндекс.Метрика